Доменные имена в свете нового законодательства


Доменные имена в свете нового законодательства

В предлагаемой Вашему вниманию книге в доступной форме изложены ключевые вопросы доменных имен, их правового регулирования и судебной практики. Автор не ограничивается российскими национальными доменными зонами (RU и РФ), а достаточно подробно охватывает доменные зоны общего пользования, приобретающие все большую популярность у российских пользователей Интернета (COM, NET, ORG, BIZ, INFO и др.). Помимо теоретических положений, книга содержит информацию об иностранных и отечественных судебных делах рассмотренных на основе действующего законодательства. В завершении приводится FAQ — ответы на часто задаваемые вопросы о доменных именах. Книга ориентирована на самую широкую читательскую аудиторию, имеющую интерес к доменным именам и их правовому регулированию в нашей стране и за рубежом.

Доменным именам закон не писан?

У Интернета есть свои специфические болезни. И одна из них киберсквоттинг — регистрация доменных имен, совпадающих с зарегистрированными торговыми марками или именами знаменитостей. Статистические данные Всемирной организации интеллектуальной собственности (WIPO) показывают, что за 2005 год по сравнению с предыдущим годом количество дел, связанных с киберсквоттингом, увеличилось на 20%.

Центр по арбитражу и посредничеству WIPO рассмотрел в прошлом году 1456 дел такой категории. Среди компаний, которые судились с киберсквоттерами с помощью Центра, значатся Armani, Calvin Klein, Hugo Boss, Microsoft, Porsche, Ralph Lauren, Renault, Sony-Ericsson и другие. Россияне в 2005 году 19 раз выступили ответчиками. Но Россия может стать страной, которая первой положит конец этому явлению.

«Основная проблема для регистраторов доменов в зоне .ru — это киберсквоттерство – захват торговых марок, красивых доменных имен. Зарубежная практика показывает, что бороться с ним очень сложно. Надо бороться на законодательном уровне. На Западе, правда, на эту проблему вроде не обращают внимания, хотя у них это явление развито больше: у них 13 млн доменов, у нас 550-600 тысяч доменов в зоне . ru», — рассказывает руководитель отдела автоматизации доменных сетей ООО «Гарант-Парк-Телеком» Кирилл Юшков.

Сложившаяся ситуация, по мнению представителей правоохранительных органов, заслуживает особого законодательного регулирования, тем более, что в российских судах также увеличивается количество дел такой категории. Говорили о необходимости регулирования и некоторые регистраторы доменных имен в зоне .ru.

Между тем, подготовленный по поручению администрации президента правительственной комиссией по противодействию нарушениям в сфере интеллектуальной собственности проект четвертой части Гражданского кодекса РФ (ГК РФ), который, как предполагается, с января 2007 года заменит собой законы, действующие ныне в области защиты интеллектуальной собственности, вызвал немало противоречивых мнений. Юристы за исключением некоторых недоработок законопроекта в целом положительно оценили его, тем более что аналогов ему нет в мире. Тогда как крупные регистраторы доменных имен нарисовали не самые благоприятные перспективы внедрения проекта, говоря и об издержках, которые придется понести компаниям, и об уходе регистрируемых из зоны .ru. В чем особенности данного законопроекта, к чему приведет его реализация: к законодательному прорыву (русские первыми научатся грамотно регулировать отношения в сфере доменных имен) или станет экономическим тормозом?
По сведениям аналитиков, сегодня как таковое понятие «доменное имя » отсутствует в российском законодательстве. По сути, процесс регистрации доменных имен является саморегулируемым с 1993 года, когда ряд организаций подписали соглашение «О порядке администрирования зоны .RU». С тех пор, говорит эксперт фонда «Финам – Информационные технологии» Игорь Веретенников, Координационная Группа домена .RU принимала решения о том, кто и на каких условиях сможет регистрировать домены в Рунете. По сути, базой при этом служила западная практика, а также этические нормы, сформировавшиеся у наиболее значимых деятелей российского Интернета. Таким образом, основой для регистрации доменных имен в Рунете сейчас служат правила и регламенты, принятые Координационной группой.

Получается, что отношения регистратора и регистрируемых практически с самого зарождения Рунета строятся по принципу: «любой желающий может получить любое доменное имя при условии, что оно ранее не было занято кем-то другим». С одной стороны, это создает хорошее поле для деятельности киберсквоттеров, с другой, условия для бурного развития Рунета, который сейчас является наиболее свободной и способной частью российской экономики.
Новый законопроект должен будет кардинально поменять ситуацию, поскольку доменные имена в нем предполагается включить в российское законодательство о товарных знаках, так как доменные имена могут рассматриваться как одна из составляющих брэнда, пиара компании. До сих пор такого не было и доменное имя, если оно не зарегистрировано как товарный знак, могли легко «украсть». Собственно, и разработка закона обусловлена увеличившимся числом исков по воровству доменных имен тех компании, которые «раскручивали», сделали своим брендом доменное имя, но при этом не зарегистрировали его как торговую марку.

Как действуют сегодня киберсквоттеры? Они часто регистрируют у себя товарный знак с таким же именем, как доменное имя, а затем требуют владельца домена отдать им раскрученное доменное имя либо заплатить определенную сумму. Тогда как по новому закону регистрирующий орган должен будет проверить, есть ли такие зарегистрированные торговые марки или нет. В случае если они уже существуют, а доменное имя регистрировать будет запрещено.

«До этого сфера интеллектуальной собственности регулировалась разрозненными документами, сейчас все они сводятся воедино с устранением взаимных противоречий. Что касается сферы доменных имен, то они вообще выпали из сферы правового регулирования. Единственная касающаяся их норма — это признание их способом использования доменных имен. Конечно, сегодня этого недостаточно для такого объекта интеллектуальной собственности», — говорит президент юридической фирмы «Интернет и Право», автор книги «Доменные имена» Антон Серго .

Принимаемый законопроект, в общем-то, недоработанный до логического завершения, имеет как положительные, так и отрицательные моменты. Что касается регистраторов, для них, пожалуй, выявляется две основных проблемы, если законопроект в январе 2007 года запускается в том виде, в каком есть сейчас. Во-первых, они должны будут осуществлять проверку на существование товарного знака с таким же именем, какое предлагается зарегистрировать как доменное. Антон Серго отмечает в своем комментарии к закону, что сделать это сегодня практически невозможно.

Начальник юридического отдела РосНИИРОС Елена Герцева и юрист Координационного центра Виктория Ечкало , написавшие заключение по главе 76 проекта 4-ой части ГК РФ (в части доменных имен), предполагают, что необходимость таких проверок приведет к увеличению сроков регистрации доменных имен, а также удорожанию самой процедуры регистрации, поскольку проверки потребуют дополнительных денежных вливаний. И, как следствие, к потере привлекательности российского сегмента интернета. По их словам, такая проверка не проводится в других национальных доменах, там запрещается не регистрация доменных имен.

«Следует отметить, что у желающих зарегистрировать доменные имена в домене .RU всегда существует альтернатива в виде возможности зарегистрировать домен в других зонах, следовательно, в домене .RU резко сократится число регистраций. Кроме того, иностранного регистратора будет проблематично обременить какими- либо действиями по решению российского суда, например, снять делегирование для пресечения распространения какой-либо информации, нарушающей права третьих лиц, или наложить «арест» на домен в целях обеспечения исполнения решения суда, либо аннулировать его регистрацию», — говорят юристы РосНИИРОС и Координационного центра.

Во-вторых, регистраторы доменных имен должны будут отвечать за противоречащую закону регистрацию доменного имени в суде, что, естественно, у регистраторов вызывает недовольство, поскольку это и нервы, и опять же затраты, причем постоянные, как показывает мировая статистика по увеличению киберсквоттерства.

Кроме того, все международные документы, касающиеся вопросов, связанных с доменными именами, содержат положения и рекомендации о том, что процедура регистрации доменных имен должна в максимальной степени защищать регистратора от юридической ответственности и препятствовать его вовлечению в спор.

«Безусловно, необходима защита и владельцев доменных имен и владельцев средств индивидуализации от посягательств со стороны недобросовестных лиц, однако, на наш взгляд, это может быть реализовано иными способами без придания доменным именам статуса объекта исключительных прав. Учитывая положительный трехлетний опыт применения нормы ч.2 ст. 4 Закона «О товарных знаках…» при разрешении споров, по нашему мнению, ее следовало бы сохранить в Проекте», — рассказали о своем заключении эксперты.
Не менее интересной в связи с данным законопроектом является не только реакция крупных регистраторов доменных имен, но и бизнесменов. Как протест на принимаемый закон в Москве состоялся брифинг Коалиции в защиту прав интеллектуальной собственности, на котором были представлены результаты исследования мнения российских и международных правообладателей о проекте. 70% компаний оценили предлагаемые изменения в законодательстве негативно. Половина компаний посчитала, что принятие законопроекта отрицательно скажется на ведении их бизнеса.

Что вызвало опасения у бизнесменов: длительность сроков оформления доменных имен или увеличение их стоимости? Уж, кому как не им быть заинтересованными в защите своих прав на обладание доменом, уже при регистрации оплатить свое спокойное безсудебное существование в будущем. Однако протест вызван тем, что после вступления закона те, кто попытается зарегистрировать товарную марку уже после того, как существовало какое-то доменное имя, столкнется со множеством проблем, которые, как всегда, бывают, в переходном периоде. В данном случае из-за возможных недоразумений из-за пересечения доменных имен и товарных знаков.

Несмотря на некоторые шероховатости практически все юристы сходятся во мнении, что закон вполне имеет право на существование. А что касается удлинения сроков и удорожания процедуры, здесь, думаю, люди готовы будут вкладывать деньги в доменное имя, охраняемое законом, чтобы избежать возможных рисков судопроизводства. Те же, кто не хочет играть по правилам, смело сможет уйти в другие зоны и зарегистрироваться там под любым именем. Добавлю также, что сегодня необходимость введения законодательства в сфере регулирования доменных имен очевидна, поскольку Рунет перестал быть просто средством связи между двумя компьютерами. Он в значительной степени коммерциализовался, стал площадкой для распространения электронной торговли, местом активного распространения рекламы, а потому должен начинать жить не только по договоренностям, а и по законам.

О совершенствовании правового регулирования доменных имен в Российской Федерации

Статья доктора юридических наук, начальника Отдела права Евразийского патентного ведомства В.И. Еременко посвящена исследованию причин отсутствия законодательного регулирования доменных имен в Российской Федерации. Особое внимание уделено вопросам понятия доменного имени и его соотношения с другими охраняемыми объектами. Рассмотрена также международная практика в области доменных имен и сформулированы некоторые выводы применительно к перспективам правового регулирования доменных имен в России.

Информационно-коммуникационная сеть Интернет, являющаяся очередным этапом развития человеческой цивилизации, поставила перед юридической наукой ряд сложных вопросов, в том числе о способе правового регулирования доменных имен, представляющих собой ключевое звено в этой структуре.

Следует особо отметить: доменные имена в нашей стране прошли эволюцию от почти полного признания за ними исключительного права (после принятия проекта части четвертой Гражданского кодекса РФ в первом чтении в сентябре 2006 г. доменные имена фигурировали в статье 1225, а в главе 76 был предусмотрен § 5 «Право на доменное имя») до полного «изгнания» в качестве самостоятельного объекта из Кодекса. Остались лишь указания на доменное имя как один из способов размещения товарного знака (ст. 1484) и наименования места происхождения товара (ст. 1519) в качестве разновидностей использования указанных средств индивидуализации. Считаю такой финал закономерным, поскольку нигде в мире официально не признано исключительное право на доменное имя, в том числе на международном уровне (в документах Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС) доменное имя не указано как средство индивидуализации, а в Соглашении по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (Соглашении ТРИПС) доменное имя не упоминается в качестве самостоятельного охраняемого объекта). Вместе с тем нельзя оставлять доменные имена без надлежащего правового регулирования, которое должно быть обеспечено на государственном уровне.

История создания интернета, проблемы, связанные с его управлением, будут исследованы преимущественно в институциональном аспекте, без обращения, учитывая размеры настоящей статьи, к технической стороне указанных проблем.

Как и во многих других областях человеческой деятельности, возникновение сети связано с военными разработками, в данном случае проводимыми под эгидой министерства обороны США в ответ на создание в СССР межконтинентальных баллистических ракет во второй половине 1950-х гг. Созданное в 1958 г. Агентство передовых исследовательских проектов в области обороны при министерстве обороны США (Advanced Research Projects Agency — ARPA) разработало в 1969 г. компьютерную сеть ARPAnet в целях тестирования методов, позволяющих компьютерным сетям уцелеть во время военных действий с помощью динамической перемаршрутизации сообщений.

В начале 1970-х гг. ARPAnet стала доступна для университетов и исследовательских организаций, связанных контрактами с министерством обороны США, а в 1973 г. она вышла за пределы территории США, объединив сети, находящиеся в Англии и в Норвегии.

В 1980-е гг. ARPAnet существенно расширилась, объединив отдельные сети в единую. При этом был введен в оборот термин «Интернет» (после принятия ТСР/IP — Transmission Control Protocol/Internet Protocol — Протокол управления процессом передачи (интернет-протокол)), послуживший, собственно, названием упомянутой выше объединенной сети.

Настоящий прорыв в развитии интернета произошел с принятием в 1991 г. протокола World Wide Web (www), получившего название «Всемирная паутина», позволяющего пользователям интернета иметь удобный доступ к любой информации, находящейся в глобальной сети.

Точкой отсчета Рунета (российского сегмента интернета) считается 1989 г., когда группа программистов объединила свои усилия в создании отечественной операционной системы семейства Unix «Демос» («Диалоговая единая мобильная операционная система»), организовав одноименный кооператив, специалисты которого начали первые работы по подключению сначала временному, а потом постоянному к глобальной сети, а 19 сентября 1990 г. зарегистрировали домен первого уровня SU .

Серго Антон. Доменные имена в свете нового законодательства. М.: ГОУ ВПО РГИИС, 2010. С. 10.

С возникновением интернета появились и проблемы с определением способов управления этим эпохальным явлением нашего времени. Как подчеркивается в литературе, в отличие от таких более ранних технологических инноваций, как телеграф в XIX в. и радиовещание в начале XX в., которые незамедлительно получили правовое регулирование в форме законов, появление интернета не сопровождалось правительственной деятельностью, сходной с вышеупомянутой .

Kleinwachter W. The History of Internet Governance, 20 October 2009 // http://www.intgov.net/papers/35.

Одной из основных причин невероятного успеха интернета в первые 20 лет его развития, по мнению большинства специалистов из интернет-сообщества, является отсутствие его прямого государственного регулирования. Роль Правительства США заключалась в основном в финансировании проектов и сохранении конечного контроля в отношении их результатов.

Указанная тенденция (ведущая роль частного сектора и саморегулирование) относительно развития интернета в принципе сохраняется в интернет-сообществе и в настоящее время. Господствующим является мнение, что нормативно-правовое обеспечение интернета (технические стандарты, протоколы, приложения и т.д.) должно формироваться непосредственно специалистами в области техники и информатики при минимальном участии государственных структур.

Вторая тенденция, также сохранившая свое значение и по сей день, — попытки интернет-сообщества, в том числе на государственном и международном уровнях, ограничить влияние Правительства США на управление интернетом.

Этот процесс начался с добровольного «самоограничения», когда Правительство США пришло к выводу, что в условиях стремительного расширения сети с подключением к ней миллионов компьютеров из различных стран мира невозможно дальнейшее прямое управление интернетом, не вызывая при этом противодействие даже в стане своих союзников. В 1998 г. американское правительство перешло к косвенному управлению интернетом, осуществив своеобразную его «приватизацию». При участии Правительства США 18 сентября 1998 г. была учреждена Корпорация интернета по распределению имен и адресов (Internet Corporation for Assigned Names and Numbers — ICANN) (далее — Корпорация или ICANN). В соответствии с уставом от 6 ноября 1998 г. (в ред. от 8 декабря 2011 г. ) Корпорация является некоммерческой благотворительной организацией, расположенной в Калифорнии (г. Марина-дель-Рей).

25 ноября 1998 г. между Министерством торговли США и Корпорацией был подписан Меморандум о взаимопонимании (впоследствии подписано шесть редакций указанного Меморандума), главная цель которого заключалась в постепенной передаче функций по управлению системой доменных имен (Domain Name System — DNS) от государства к некоммерческой организации, а по сути, к частному бизнесу. Ранее эти функции осуществляла другая американская некоммерческая организация — Агентство по распределению номеров интернета (Internet Assigned Numbers Authority, IANA), которая с 1999 г. находится под контролем ICANN (полностью IANA-функции были переданы в ICANN в 2000 г.). В литературе справедливо отмечается: если Правительство США однажды уже заменило организацию, руководящую распределением IP-адресов в интернете, не исключено, что оно может попытаться сделать это в любой момент, в связи с чем было бы неразумно ставить такую важную международную систему, как интернет, в зависимость от одной страны .

Калятин В.О. Доменные имена. М.: ИНИЦ Роспатента, 2002. С. 11.

Не удивительно, что проблемы управления интернетом привлекли огромное внимание со стороны международной общественности, особенно в странах Азии и Латинской Америки. Еще в 1998 г. Международный союз электросвязи (МСЭ) на конференции в Миннеаполисе (США) выдвинул идею проведения Всемирной встречи на высшем уровне по вопросам информационного общества (Резолюция N 73), и эта идея получила поддержку Генеральной Ассамблеи ООН. Так, в резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 56/183 от 21 декабря 2001 г. было поддержано предложение о проведении Всемирной встречи на высшем уровне в два этапа: первый этап — в Женеве в 2003 г. и второй — в Тунисе в 2005 г.

Ввиду того, что в 2003 г. в Женеве участники Всемирной встречи на высшем уровне не пришли к единому мнению, при ООН была организована Рабочая группа по управлению интернетом, которой было поручено разработать варианты международного управления (состоялись четыре заседания Рабочей группы в Женеве в 2004 — 2005 гг.). В июне 2005 г. опубликованы подготовленные Рабочей группой четыре модели международного управления интернетом, в большей или меньшей степени ограничивающие доминирование Правительства США в этой деятельности.

Однако 30 июня 2005 г. Национальная администрация информации и связи — подразделение Министерства торговли США опубликовала свои принципы управления инфраструктурой интернета, согласно которым США сохраняют за собой право администрирования корневой зоны системы доменных имен, признают права правительств других стран на администрирование национальных доменов, признают ICANN в качестве наиболее подходящего исполнителя функций управления системой DNS, а также отдают предпочтение в развитии системы DNS рыночным механизмам и частному сектору .

После указанного демарша Правительства США обсуждение проблем управления интернетом на международном уровне было свернуто. Так, в пункте 72 Тунисской программы для информационного общества от 15 ноября 2005 г. сформулировано обращение к Генеральному секретарю ООН с просьбой ко II кварталу 2006 г. провести в рамках открытого и всестороннего процесса собрание нового органа для ведения политического диалога с участием многих заинтересованных сторон под названием «Форум по вопросам управления использованием интернета», чьи полномочия носят преимущественно информационный и консультационный характер. Заседания указанного Форума происходят на постоянной основе (ежегодно), однако его деятельность не привела к каким-либо заметным успехам в международном управлении интернетом.

Тем не менее усилия международного интернет-сообщества в ограничении особой роли Правительства США не прошли бесследно, поскольку постепенно начал набирать обороты процесс «интернационализации» ICANN.

В сентябре 2006 г. между Министерством торговли США и ICANN подписано Соглашение о совместном проекте (Joint Project Agreement), где сформулированы 10 основных показателей, по которым министерство могло оценивать эффективность работы Корпорации в качестве независимой организации, учитывающей интересы всего международного интернет-сообщества.

30 сентября 2009 г. Соглашение о совместном проекте прекратило свое действие, и в тот же день Министерство торговли США и ICANN подписали новый документ — Подтверждение обязательств со стороны Министерства торговли Соединенных Штатов Америки и Корпорации интернета по распределению имен и адресов (Affirmation of commitments by the United States Departments of commerce and the Internet Corporation for Assigned Names and Numbers) (далее — Подтверждение обязательств), вступившее в силу 1 октября 2009 г. По заключению представителя ICANN, этот документ позволяет Корпорации поддерживать постоянные отношения с Правительством США и содержит новое обязательство о периодических проверках подотчетности и прозрачности организации, а также безопасности и отказоустойчивости в других сферах . Однако если в прошлом такой анализ предоставлялся только Правительству США в лице Министерства торговли, согласно новому документу отчеты о деятельности Корпорации станут достоянием всего интернет-сообщества, которое самостоятельно будет оценивать эффективность деятельности ICANN. Подтверждение обязательств, согласно его пункту 11, рассчитано на долгосрочную перспективу, но может быть изменено в любое время по взаимному согласию сторон. Кроме того, любая из сторон может расторгнуть данное соглашение с предоставлением письменного уведомления другой стороне за 120 дней.

http:// archives.icann.org/ ru/ magazine/ archive/ magazine-200910_ru.htm

Как следует из вышеизложенного, эволюционный процесс привел к существенной интернационализации деятельности ICANN и ее независимости от Правительства США в максимальной степени, на какую способна некоммерческая корпорация, учрежденная по американскому праву. Принятие Подтверждения обязательств вызвало энтузиазм среди специалистов интернет-сообщества, которые посчитали, что ICANN полностью вышла из-под контроля Правительства США. Однако эйфория по поводу независимости Корпорации продолжалась недолго. Правительство США, утратив прямой контроль над ICANN, все же имеет мощный механизм воздействия на политику, проводимую Корпорацией. Этот механизм заключается в определении Министерством торговли США условий контракта, заключаемого с ICANN на управление IANA, которая практически выполняет такие базовые функции, как распределение IP-адресов, поддержка параметров протоколов, используемых в интернете, администрирование корневых серверов DNS. Первый контракт был заключен в 2000 г., в 2006 г. он был продлен на пять лет, а в 2011 г. ожидалось его очередное продление. Однако на этот раз правила игры изменились. Сначала в сентябре 2011 г. контракт был продлен на полгода, а в конце того же года был объявлен тендер на управление IANA, в котором, кроме ICANN, участвовали еще три организации. По мнению Министерства торговли США, никто из участников тендера не смог выполнить довольно серьезные требования глобального интернет-сообщества («не получили ни одного подходящего предложения»). В результате в порядке исключения контракт с ICANN был продлен еще на полгода, до 30 сентября 2012 г.

В литературе отмечается, что реальная причина упомянутого выше казуса заключается в недовольстве Министерства торговли США слишком свободной политикой ICANN при создании новых родовых (общих) доменов первого уровня, в частности домена «xxx» («домен для взрослых» или «порнозона») в 2011 г., когда все попытки американских властей воспрепятствовать появлению этого одиозного домена оказались безуспешными .

Kevin Murphy. NTIA says ICANN «does not meet the requirements» for IANA renewal. March 10, 2012 // http://domainincite.com.

Упомянутые выше события вокруг контракта ICANN на управление IANA-функциями лишний раз подчеркивают зависимое положение Корпорации от Министерства торговли США, которое наглядно показало всему интернет-сообществу, кто в «интернет-доме» хозяин. Как бы ни развивались в дальнейшем события, право на управление IANA-функциями получит американская компания (скорее всего, ICANN), поскольку таковы условия контракта, заключаемого Министерством торговли США. Задержка с заключением контракта на управление IANA-функциями еще раз высветила одну из глобальных проблем интернета — коллизию частных интересов интернет-компаний и публичных интересов, защищаемых в основном государственными структурами.

Проблемы, возникшие в связи с перезаключением контракта с ICANN, со всей очевидностью доказывают: преждевременно называть ее международной организацией, даже с известной долей условности, учитывая динамичный процесс интернационализации Корпорации. Учредительные документы ICANN (Учредительный договор — Articles of Incorporation; Устав — Bylaws) не отвечают признакам не то что межправительственной международной организации, но даже неправительственной международной организации, которые зачастую учреждаются в форме некоммерческой организации. Ярким примером последней являются Международная ассоциация по охране интеллектуальной собственности (AIPPI), учрежденная еще в 1897 г., политически нейтральная некоммерческая организация со штаб-квартирой в настоящее время в Цюрихе (Швейцария). Ее основная цель заключается в укреплении и развитии международных и национальных систем охраны интеллектуальной собственности. AIPPI полностью независима от швейцарских властей и властей какого-либо другого государства.

Как уже указывалось, ICANN — это некоммерческая благотворительная организация, инкорпорированная в Калифорнии. Все полномочия Корпорации, управление ее имуществом и ведение дел осуществляет совет директоров (Board of Directors), в некоторых публикациях этот орган именуется Правлением. В состав указанного совета входят 16 членов с правом голоса, именуемые директорами (Directors), и пять членов без права голоса, так называемые представители (Liaisons). В работе ICANN принимают участие, в частности, различные консультативные комитеты, основным из которых является Правительственный консультативный комитет (Governmental Advisory Committee), членами которого могут стать представители государственных структур из различных стран (в настоящее время — более 110 стран). В соответствии с уставом Правительственный консультативный комитет консультирует совет директоров по вопросам деятельности ICANN, попадающим в сферу интересов правительств, особенно затрагивающим взаимосвязь между политикой, проводимой Корпорацией, и различными национальными законами или международными соглашениями. Указанные консультации носят сугубо рекомендательный характер и далеко не всегда принимаются во внимание советом директоров, что и произошло с пресловутым доменом «ххх», явившимся, по-видимому, причиной описанного выше конфликта.

Российская Федерация с 2009 г. участвует в работе Правительственного консультативного комитета ICANN, в настоящее время в лице трех высокопоставленных служащих Министерства связи и массовых коммуникаций РФ. В совете директоров ICANN Россия пока не представлена (на 1 июля 2012 г.), что не позволяет нашей стране влиять на принятие решений в этом главном органе Корпорации. Представитель России из Координационного центра национального домена интернета 1 сентября 2009 г. впервые избран в один из органов ICANN — Совет Организации по поддержке родовых имен (GNSO).

Автономная некоммерческая организация «Координационный центр национального домена сети Интернет» (далее — Координационный центр), созданная в 2001 г., является администратором национальных доменов верхнего уровня «.ru» и «.РФ». Координационный центр, выполняющий функции национальной регистратуры, обладает полномочиями по выработке правил регистрации доменных имен в доменах верхнего уровне («.ru» и «.РФ»), аккредитации регистраторов и исследованию перспективных проектов, связанных с развитием российских доменов верхнего уровня.

Ранее, с 1994 г. по 2000 г., функции по управлению доменами верхнего уровня «.ru» осуществлял РосНИИРОС (Российский НИИ развития общественных сетей), учрежденный в форме некоммерческой организации Министерством науки и технологий РФ, Министерством высшего и профессионального образования РФ и Российским научным центром «Курчатовский институт».

Как правило, пользователи интернета во всем мире в большинстве случаев запоминают только доменные имена информационных ресурсов, которые они посещают, и только изредка интересуются их числовыми адресами. В интернете существуют два принципиальных способа адресации: цифровой (численный) и символьный. Их главной задачей является гарантированное и однозначное указание на конкретное место в сети. Каждый компьютер, подключенный к интернету, имеет свой уникальный цифровой IP-адрес. Для удобства пользователей компьютерам в интернете кроме цифровых IP-адресов присваиваются собственные доменные имена, которые также должны иметь уникальный характер. В этих целях была создана специальная система адресации — система доменных имен (Domain Name System — DNS). Одна из ее функций — преобразование доменного имени в IP-адрес и обратно. Указанная система организована для того, чтобы пользователям в интернете было удобнее использовать в качестве адреса не последовательность цифр, а имеющее определенное смысловое значение имя, формирующееся по определенным правилам иерархии. Например, IP-адрес Евразийской патентной организации — 195.128.120.79, а соответствующее указанному цифровому адресу доменное имя — eapo.org.

Всемирная организация интеллектуальной собственности (ВОИС) так определяет понятие доменных имен: «Доменные имена являются понятными для человека формами интернет-адресации обычно для определения места нахождения веб-сайтов» . Например, доменное имя «wipo.int» используется для веб-сайта ВОИС по адресу http://www.wipo/int или веб-сайта Центра ВОИС по арбитражу и посредничеству по адресу http://www.wipo.int/amc. Доменное имя составляет также основу для других методов или применений в рамках интернета, таких как передача файлов (ftp) или электронные адреса, например, электронный адрес arbiter.mail@wipo.int также основан на доменном имени wipo.int.

Как следует из определения, доменное имя — это средство адресации, основная функция которого заключается в обеспечении для пользователей быстрого поиска компьютеров в интернете. Однако со временем, по мере проникновения коммерческой деятельности в интернет, некоторые доменные имена приобрели дополнительную функцию средства индивидуализации товаров, предприятий, частных лиц, что не могло не привести к коллизии с традиционной системой средств индивидуализации, охраняемых законодательством об интеллектуальной собственности.

Упомянутая коллизия проявилась в основном в использовании чужих средств индивидуализации (преимущественно товарных знаков и фирменных наименований), особенно получивших широкую известность, в качестве доменных имен. Одна из самых агрессивных форм нарушения исключительных прав на средства индивидуализации — так называемый киберсквоттинг, т.е. массовая, как правило, регистрация чужих средств индивидуализации (впоследствии и знаменитых фамилий) в качестве доменных имен с целью их последующей продажи законным владельцам. Более изощренной формой нарушения чужих прав в интернете является тайпсквоттинг — паразитирование на чужих «раскрученных» средствах индивидуализации, когда написание доменного имени сходно с написанием чужого средства индивидуализации с учетом распространенных орфографических ошибок и опечаток. Для борьбы с упомянутыми негативными явлениями в интернете в государствах с развитым правопорядком были приняты специальные нормативные правовые акты, о содержании которых будет сказано ниже.

Законодательство Российской Федерации не содержит нормативных правовых актов, посвященных регулированию отношений, связанных с доменными именами. Впервые термин «доменное имя» появился в Федеральном законе от 29 ноября 2001 г. N 156-ФЗ «Об инвестиционных фондах» . В соответствии с пунктом 8 ст. 3 указанного Закона акционерный инвестиционный фонд обязан иметь сайт в интернете, чей электронный адрес включает доменное имя, права на которое принадлежит фонду. Содержание права на доменное имя, равно как и его определение, данный Закон не дает.

СЗ РФ. 2001. N 49. Ст. 4562.

Судебные споры в сфере доменных имен (например, mosfilm.ru, quelle.ru, ntv.ru, sojuzpatent.ru), возникшие в конце 1990-х гг., рассматривались судами на основании статей 10 и 54 ГК РФ, статьи 4 ранее действовавшего Закона РФ от 23 сентября 1992 г. N 3520-1 «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров» (далее — Закон о товарных знаках), статьи 10 ранее действовавшего Закона РСФСР от 22 марта 1991 г. N 948-1 «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» (далее — Закон о конкуренции 1991 г.), статьи 10.bis Парижской конвенции по охране промышленной собственности 1883 г. (далее — Парижская конвенция). Решения по указанным судебным спорам не отличались однородностью и последовательностью.

В условиях отсутствия правовой базы в области доменных имен Президиум ВАС РФ в Постановлении от 16 января 2001 г. N 1192/00 по делу N А40-25314/99-15-271 (корпорация «Истман Кодак Компании» против предпринимателя без образования юридического лица Грундула А.В.) (далее — Постановление ВАС РФ 2001 г.) признал, что «доменные имена фактически трансформировались в средство, выполняющее функцию товарного знака, который дает возможность отличать соответственно товары и услуги одних юридических или физических лиц от однородных товаров и услуг других юридических и физических лиц. Кроме того, доменные имена, содержащие товарные знаки или торговые наименования, имеют коммерческую ценность».

Вестник ВАС РФ. 2001. N 5.

По сути, в указанном Постановлении доменные имена приравнивались к товарным знакам, что нашло отражение в решениях и постановлениях арбитражных судов низших инстанций. При этом не учитывались очевидные различия между доменными именами и товарными знаками, которые заключаются в следующем. Товарные знаки имеют территориальные пределы действия и регистрируются государственным органом исполнительной власти в отношении определенного класса товаров или услуг. В качестве товарных знаков могут быть зарегистрированы словесные изобразительные, объемные и другие обозначения или их комбинации. Не допускаются к государственной регистрации в качестве товарных знаков обозначения, не обладающие различительной способностью или состоящие только из определенных элементов (вошедших во всеобщее употребление для обозначения товаров определенного вида, являющихся общепринятыми символами и терминами, и др.).

Согласно пункту 2 ст. 4 Закона о товарных знаках незаконным признается использование товарного знака без разрешения правообладателя в гражданском обороте на территории Российской Федерации или сходного с ним до степени смешения обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров. Далее следует примерный перечень незаконных видов использования товарного знака. Сходная норма закреплена в настоящее время в пункте 3 ст. 1484 ГК РФ.

В отличие от товарных знаков в качестве доменных имен могут использоваться практически любые словесные обозначения, однако только в виде алфавитно-цифровых последовательностей символов определенной длины. Кроме того, доменные имена имеют экстерриториальный характер, и владельцы доменных имен в принципе не ограничены в осуществлении своей деятельности.

Признание Президиумом ВАС РФ в Постановлении 2001 г. фактической трансформации доменного имени в средство, выполняющее функции товарного знака, особо не повлияло на судебную практику, поскольку арбитражные суды продолжали выносить противоречивые решения и постановления. Например, ФАС Московского округа в Постановлении от 31 мая 2004 г. N КГ-А40/4075-04-П оставил без изменения решение Арбитражного суда г. Москвы от 15 января 2004 г. по делу N А40-47583/02-67-466, а кассационную жалобу ООО «Яндекс» — без удовлетворения относительно запрещения ответчику (ООО «Юмакс+») использовать товарный знак истца «Yandex» в доменном имени ответчика «yandex.ru». Свою позицию суд мотивировал следующим обстоятельством: материалами дела не подтверждается использование ответчиком доменного имени «yandex.ru» в интернете в отношении товаров и услуг 09, 35, 38, 41, 42 классов МКТУ (Международная классификация товаров и услуг), для индивидуализации которых зарегистрирован товарный знак истца, т.е. указанное Постановление вынесено на основании действовавшего в то время Закона о товарных знаках.

Указанное Постановление размещено в СПС «КонсультантПлюс». В дальнейшем, если не указано иное, источником комментируемых судебных решений и постановлений является СПС «КонсультантПлюс».

В других доменных спорах при сходных обстоятельствах выносились решения на основании норм о пресечении недобросовестной конкуренции. Как указано в Постановлении ФАС Московского округа от 5 марта 2005 г. по делу N А40-32376/04-110-301 (ООО «Союзпатент» против ОАО «Московское патентбюро»), отсутствие в законодательстве прямого указания относительно того, что использование в доменном имени чужого товарного знака является нарушением прав владельца товарного знака, не может служить основанием для отказа в удовлетворении заявленных требований, поскольку в силу статьи 10.bis Парижской конвенции подлежат запрету все действия, способные каким бы то ни было способом вызвать смешение в отношении предприятий, продуктов либо промышленной или торговой деятельности конкурента. Более уместной в данном случае была бы ссылка на статью 10 Закона о конкуренции 1991 г., где в принципе воспроизведена упомянутая выше норма статьи 10.bis Парижской конвенции. Следует также отметить: упомянутое выше дело рассматривалось с учетом положений Закона о товарных знаках в его первоначальной редакции 1992 г.

В декабре 2002 г. в результате принятия Федерального закона от 11 декабря 2002 г. N 166-ФЗ в пункте 2 ст. 4 Закона о товарных знаках появилось прямое указание о незаконном использовании товарного знака правообладателя, если он размещен без его разрешения в «сети Интернет, в частности в доменном имени и при других способах адресации».

Во-первых, указанное нововведение явилось первым упоминанием доменного имени в специальном законе о правовой охране отдельных объектов интеллектуальной собственности, означающее, по сути, приоритет права на товарный знак в последующих судебных спорах.

Во-вторых, данное нововведение можно рассматривать как определение, хотя и фрагментарное, понятия доменного имени: способ адресации в интернете. По существу указанное определение мало чем отличается от определения доменного имени, сформулированного ВОИС, которое упоминалось выше.

В российской правовой литературе понятие доменного имени либо игнорируется, либо признается техническим. На поиски «правового» понятия доменного имени понадобилось более 10 лет, затраченные усилия так и не привели к единому мнению. Зато с завидным постоянством пишутся и защищаются кандидатские диссертации на заданную тему, при этом зачастую с прямо противоположными выводами.

Из многочисленных точек зрения относительно понятия доменного имени можно выделись две основные: доменное имя как средство индивидуализации и доменное имя как средство адресации в интернете. Так, А. Серго пишет: домен (доменное имя) — это условное обозначение, предназначенное для индивидуализации информационных ресурсов в компьютерной сети Интернет . Сходной точки зрения придерживается В.О. Калятин: «Доменные имена, по существу, являются новым средством индивидуализации с особым правовым режимом» .

Серго А. Указ. соч. С. 43.
Калятин В.О. Указ. соч. С. 45.

Авторы, отстаивающие точку зрения на доменное имя как на средство адресации, подчеркивают: произошло законодательное признание доменного имени в качестве одной из возможных форм использования (как незаконного, так и законного) товарного знака, но не признание однородности доменного имени и товарного знака и пополнение перечня законодательно охраняемых средств индивидуализации . В некоторых публикациях доменные имена признаются самостоятельным объектом исключительных прав .

Милютин З.Ю. Правовой статус доменного имени // Патенты и лицензии. 2005. N 6. С. 21.
Петровский С.В. Исключительные права на доменное имя // Интеллектуальная собственность. Промышленная собственность. 2001. N 5. С. 27.

Другие авторы определяют доменное имя в качестве одного из видов интеллектуальной собственности, например товарного знака, используемого в интернете , или коммерческого обозначения, которое может являться частью фирменного наименования .

Осокин А.А. Правовой статус наименований доменов и товарных знаков // Интеллектуальная собственность. Промышленная собственность. 2002. N 7. С. 17.
Данилина Е.А. Доменное имя и товарный знак: вопросы сходства и различия // Биржа интеллектуальной собственности. 2004. N 12. С. 22.

Встречаются также довольно-таки необычные точки зрения: «доменное имя является услугой, оказываемой регистратором доменных имен лицу, которое обратилось к нему с просьбой зарегистрировать доменное имя (т.е. внести запись об этом имени на специальный сервер и сообщать сведения об этой записи всем обратившимся к этому доменному имени)» ; «доменное имя с точки зрения российского законодательства является реквизитом, признанным идентифицировать в соответствии со ст. 2 Федерального закона от 20 февраля 1995 года «Об информации, информатизации и защите информации» (в редакции на 10 января 2003 года) зафиксированную на материальном носителе информацию (документированная информация)» .

Чиженок М.В. Новые приключения доменов в России // Патенты и лицензии. 2007. N 5. С. 6.

Статья И.В. Невзорова «О соотношении доменного имени с объектами интеллектуальной собственности» включена в информационный банк согласно публикации — «Предпринимательское право», 2005, N 4.

Невзоров И. О соотношении доменного имени с объектами интеллектуальной собственности // Хозяйство и право. 2006. N 1. С. 106.

Такой значительный разброс мнений относительно правовой природы доменных имен обусловлен отсутствием как законодательного регулирования отношений, связанных с доменными именами, так и стабильной судебной практики в данной области, которая и не могла быть иной в сложившихся условиях.

Сказанное можно проиллюстрировать на примере судебного спора по делу N А40-80056/06-27-379 относительно доменного имени «www.vw.ru», который разрешался уже на основе новой редакции пункта 2 ст. 4 Закона о товарных знаках. Компания «ФОЛЬКСВАГЕН АГ» (далее — Компания) обратилась в Арбитражный суд г. Москвы с иском к ООО «Интернет-компания «Реал» (далее — ответчик) о запрете использования товарного знака «VW» истца в доменном имени «vw.ru» в интернете. Решением Арбитражного суда г. Москвы от 21 мая 2007 г. в иске было отказано, Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 26 июля 2007 г. указанное решение оставлено без изменения и апелляционная жалоба Компании — без удовлетворения. В данном Постановлении указано: Законом о товарных знаках предусмотрено условие, при котором включение в доменное имя обозначения, совпадающего или сходного до степени смешения с товарным знаком, будет являться нарушением, а именно использование его в отношении товаров, входящих в классы, по которым товарный знак зарегистрирован. Таким образом, истцом должен быть доказан факт трансформации доменного имени в средство, выполняющее функцию товарного знака, однако, как следует из материалов дела, истец не представил такие доказательства. Сам по себе факт регистрации доменного имени, сходного с товарным знаком истца, не может служить подтверждением нарушения исключительных прав правообладателя.

Отменяя упомянутые выше судебные акты, ФАС Московского округа в Постановлении от 6 ноября 2007 г. подчеркнул: «. регистрация ответчиком доменного имени, содержащего обозначение, сходное до степени смешения с товарным знаком истца, безусловно, является препятствием истцу использовать свои товарные знаки в доменном имени второго уровня в российском сегменте сети Интернет. При таких условиях сам факт открытия интернет-страницы с доменным именем, включающим обозначение, идентичное товарному знаку истца, следует рассматривать как использование товарного знака при отсутствии разрешения правообладателя, то есть незаконное использование. Ошибочным, по мнению суда кассационной инстанции, является и вывод судов первой и апелляционной инстанций о неправомерности использования при рассмотрении настоящего дела понятия «недобросовестной конкуренции», сформулированного в п. 9 ст. 4 Федерального закона «О защите конкуренции».

Коллегия судей ВАС РФ в Определении от 5 марта 2008 г. N 227/08 об отказе в передаче дела в Президиум ВАС РФ поддержала аргументацию суда кассационной инстанции, проигнорировав тем самым принцип трансформации доменного имени в средство, выполняющее функции товарного знака, в отношении однородных товаров, сформулированный в Постановлении Президиума ВАС РФ 2001 г.

Иногда встречаются судебные акты, свидетельствующие о слабых познаниях судей в области интеллектуальной собственности. Например, в Постановлении Президиума ВАС РФ от 30 сентября 2008 г. N 7288/08 по делу N А40-8298/07-67-89 относительно доменного имени «www.argo-busines.ru» сказано буквально следующее: «Название средства массовой информации используется для его индивидуализации и исходя из этой функции к нему может быть применено также положение статьи 8 Парижской конвенции по охране промышленной собственности (20.03.1883), предусматривающее его защиту». Статья 8 Парижской конвенции посвящена правовой охране фирменных наименований («Фирменные наименования охраняются во всех странах Союза без обязательной подачи заявки или регистрации и независимо от того, является ли оно частью товарного знака»), к названиям средств массовой информации она никакого отношения не имеет. Она могла бы быть применена (при наличии оснований) к ООО «Юнайтед Пресс» (фирменное наименование), но не к названию его журнала «Агробизнес. Современные стратегии, технологии, менеджмент». В государствах с развитым правопорядком к названиям СМИ обычно применяются нормы законодательства о пресечении недобросовестной конкуренции (ст. 10.bis Парижской конвенции), в редких случаях — нормы законодательства об авторском праве.

Вестник ВАС РФ. 2008. N 12.

Сторонники концепции доменного имени как средства индивидуализации были близки к реализации своей цели: в проекте части четвертой ГК РФ, принятой Государственной Думой в первом чтении 20 сентября 2006 г., присутствовал § 5 гл. 76 «Право на доменное имя», содержащий 10 статей, а в перечень охраняемых результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации согласно статье 1225 были включены доменные имена. В пункте 1 ст. 1542 законопроекта раскрывалось понятие доменного имени: «На доменное имя, то есть символьное обозначение, предназначенное для идентификации информационных ресурсов и адресации запросов в сети Интернет и зарегистрированное в реестре доменных имен в соответствии с общепринятым порядком и обычаями делового оборота (статья 5), закрепляется исключительное право». В итоге было признано нецелесообразным признавать доменные имена средствами индивидуализации, и упомянутые положения были исключены из законопроекта.

Илон Маск рекомендует:  Что такое код dbplus_curr

Думается, в качестве компенсации доменное имя было включено в статью 1483 ГК РФ как одно из оснований для отказа в государственной регистрации товарного знака. Так, в соответствии с подпунктом 3 п. 9 данной статьи не могли быть зарегистрированы в качестве товарных знаков обозначения, тождественные промышленному образцу, знаку соответствия, доменному имени, права на которые возникли ранее даты приоритета регистрируемого товарного знака. Таким образом, в отношении доменного имени был установлен режим самостоятельного объекта гражданского права, который в определенных случаях согласно принципу «старшинства» права мог стать барьером на пути регистрации товарного знака, причем по любым классам МКТУ, что ставило владельца доменного имени в весьма привилегированное положение.

Доменные имена включены в статьи 1484 и 1519 ГК РФ как способы использования (законного или незаконного — судя по обстоятельствам) соответственно товарных знаков и наименований мест происхождения товаров. Если в отношении статьи 1484 произошло простое заимствование пункта 2 ст. 4 ранее действовавшего Закона о товарных знаках, то включение в статью 1509 аналогичной нормы является новеллой Кодекса. В связи с вышеизложенным не вполне понятна позиция законодателя, не предусмотревшего сходные нормы для статей 1474 и 1539 ГК РФ, где говорится об исключительном праве на фирменное наименование и коммерческое обозначение. Таким образом, возникла неопределенность в отношении указанных средств индивидуализации в их соотношении с доменными именами, которую суды, на мой взгляд, могут преодолеть путем применения расширительного толкования статей 1474 и 1539, что вполне возможно, учитывая примерные в них перечни видов использования.

Тенденция расширительного толкования проявилась в отношении фирменных наименований в Определении ВАС РФ от 27 февраля 2012 г. N ВАС-17642/11 об отказе в передаче дела N А40-126951/10-67-216 в Президиум ВАС РФ в связи с судебным спором касательно доменного имени «fujikura.su». Коллегия судей ВАС РФ отвергла аргументацию ответчика о том, что использование фирменного наименования в доменном имени не является исключительным правом юридического лица и поддержала выводы судов трех инстанций, которые исходили из пункта 4 ст. 54 и статьи 1474 ГК РФ: юридическому лицу принадлежит исключительное право использования своего фирменного наименования в качестве средства индивидуализации любым не противоречащим закону способом.

В результате принятия Федерального закона от 4 октября 2010 г. N 259-ФЗ «О внесении изменений в часть четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации» слова «доменного имени» исключены из подпункта 3 п. 9 ст. 1483 ГК РФ, и все вернулось «на круги своя» в соотношении прав на доменное имя и на товарный знак, т.е. снова был установлен приоритет товарного знака по отношению к доменному имени.

Большое значение для дальнейшей судебной практики имеет судебный спор между ООО «DenCo» и японской компанией «Denso Corporation» относительно доменного имени «denso.com» с учетом того факта, что впервые российские суды рассматривали указанный спор после его разрешения 13 ноября 2003 г. Центром ВОИС по арбитражу и посредничеству (WIPO Arbitration and Mediation Center) в пользу «Denso Corporation». Затем рассмотрение указанного судебного спора перешло на национальный уровень. Оно рассматривалось на протяжении 2005 — 2008 гг. Арбитражным судом г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области, Тринадцатым арбитражным апелляционным судом и ФАС Северо-Западного округа, причем с передачей дела на новое рассмотрение в арбитражный суд первой инстанции, и завершилось 11 января 2008 г. в пользу ООО «DenCo». Однако Президиум ВАС РФ в Постановлении от 11 ноября 2008 г. N 5560/08 , сославшись на аргументацию Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 2 февраля 2007 г., принял сторону японской компании «Denso Corporation». Суд, в частности, указал: для установления содержания честных обычаев при регистрации доменных имен в зоне «.com» могут использоваться положения Единообразной политики по разрешению споров в связи с доменными именами ICANN и Правила по единообразной политике разрешения споров в связи с доменными именами ICANN. Данные положения и правила применяются на основе типового соглашения о регистрации любого доменного имени в зоне «.com». На их применение общество «DenCo» согласилось при регистрации своего доменного имени.

Вестник ВАС РФ. 2009. N 2.

Суд первой инстанции правильно оценивал действия общества «DenCo» с учетом соответствия их требованиям названных документов ICANN и исходил из того, что регистрация доменного имени может быть аннулирована, если будет доказано, что: 1) доменное имя идентично или сходно до степени смешения с товарным знаком третьего лица; 2) у владельца доменного имени нет каких-либо законных прав и интересов в отношении доменного имени; 3) доменное имя зарегистрировано и используется недобросовестно.

Упомянутые выше выводы использованы Президиумом ВАС РФ и в Постановлении от 18 мая 2011 г. N 18012/10 в отношении судебного спора между компанией «G.H. Mumm and Cie» (истец) и Юсуповым Ш.Д. (ответчик) касательно доменного имени «mumm.ru», хотя из материалов комментируемого дела N А40-47499/10-27-380 не следует, что истец или ответчик были связаны типовым соглашением о применении положений и правил ICANN.

Вестник ВАС РФ. 2011. N 8.

Иными словами, Президиум ВАС РФ в упомянутом выше Постановлении без каких-либо правовых оснований распространил действие положений Единообразной политики по разрешению споров в связи с доменными именами ICANN и Правил по единообразной политике разрешения споров в связи с доменными именами ICANN на все доменные споры, которые будут иметь место в российской судебной практике. Указанное Постановление окончательно упразднило ранее действовавший (Постановление Президиума ВАС РФ 2001 г.) в судебной практике принцип однородности товаров (услуг) сторон в судебных спорах относительно доменных имен. При этом сделано недвусмысленное предупреждение, явно носящее прецедентный характер: «Вступившие в законную силу судебные акты арбитражных судов по делам со схожими фактическими обстоятельствами, принятыми на основании нормы права в истолковании, расходящемся с содержащимся в настоящем Постановлении толкованием, могут быть пересмотрены на основании пункта 5 части 3 статьи 311 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, если для этого нет других препятствий».

Глобальный характер интернета требует международного участия в решении проблем, касающихся урегулирования споров в области доменных имен. Огромную роль в решении этих проблем играет Всемирная организация интеллектуальной собственности (ВОИС), которая с конца 1990-х гг. занимается разработкой документов в данной области, в частности в рамках Первого и Второго процессов ВОИС по доменным именам в интернете. ВОИС в июле 1998 г. по предложению Правительства США и с одобрения государств — членов ВОИС осуществила так называемый «международный процесс консультаций», цель которого заключалась в разработке рекомендаций для ICANN по некоторым вопросам коллизии объектов интеллектуальной собственности с доменными именами в сфере интернета . В рамках этих международных консультаций было проведено 17 заседаний в 15 городах в различных частях света, письменные сообщения были направлены в адрес 344 правительств, межправительственных организаций, профессиональных ассоциаций, компаний и частных лиц.

La gestion des noms et addresses de l’Internet: Questions de propriete intellectuelle. Rapport relative au Processus de l’OMPI sur des Noms de domaine de l’Internet http://wipo2.wipo.int / Geneve, publication de l’OMPI N 439, 1999. P. 7.

Первый процесс в рамках ВОИС по доменным именам в интернете завершился публикацией 30 апреля 1999 г. Заключительного доклада, содержащего пять глав и одиннадцать приложений. Заключительный доклад был направлен в ICANN и государствам — членам ВОИС для последующего его одобрения на Генеральной Ассамблее ВОИС в сентябре 1999 г. Именно на основе рекомендаций ВОИС, содержащихся в Заключительном докладе, были разработаны основополагающие документы ICANN в сфере рассмотрения доменных споров:

  • Единообразная политика по разрешению споров в связи с доменными именами (Uniform Domain Name Dispute Resolution Policy, далее — UDRP или единая политика), принятая 26 августа 1999 г. ;

http://www.icann.org/ru/help/dndr/udrp/policy

  • Правила по единообразной политике разрешения споров в связи с доменными именами (Rules for Uniform Domain Name Dispute Resolution Policy, далее — Правила), принятые 24 октября 1999 г. (в ред. от 30 октября 2009 г.) .

http://www.icann.org/ru/help/dndr/udrp/rules

Основные положения упомянутых выше документов сводятся к следующему. В соответствии с § 4(а) Единообразной политики административная процедура по обвинению в злонамеренной регистрации доменного имени производится, только если она основана на следующих критериях:

  • доменное имя, зарегистрированное владельцем, идентично или сходно до степени смешения с товарным знаком или знаком обслуживания, на который заявитель (физическое или юридическое лицо, подавшее жалобу) имеет право;
  • владелец доменного имени не имеет никаких прав или законных интересов в отношении рассматриваемого доменного имени;
  • доменное имя было зарегистрировано и используется недобросовестно.

Следует отметить одно важное обстоятельство: для вынесения решения в пользу заявителя необходимо наличие доказательств по всем трем упомянутым выше пунктам, т.е. заявитель обязан доказать вину владельца доменного имени по каждому из них.

Согласно § 4(b) UDRP одно или несколько из следующих ниже обстоятельств могут служить доказательством недобросовестной регистрации и использования доменного имени:

  • обстоятельства, указывающие, что доменное имя было зарегистрировано или приобретено главным образом с целью продаж, сдачи в аренду или передачи его регистрации другим способом заявителю, который является обладателем товарного знака или знака обслуживания, либо конкуренту заявителя за плату, превышающую подтвержденные расходы владельца доменного имени, прямо относящиеся к доменному имени;
  • доменное имя было зарегистрировано с целью помешать обладателю товарного знака или знака обслуживания использовать его в соответствующем доменном имени при условии, что владелец доменного имени раньше уже занимался подобного рода деятельностью;
  • доменное имя было зарегистрировано главным образом для того, чтобы препятствовать деловым операциям конкурента;
  • используя доменное имя, его владелец преднамеренно попытался привлечь с коммерческой целью пользователей интернета на свой веб-сайт или иной интернет-ресурс путем создания сходства до степени смешения с товарным знаком заявителя, который якобы является учредителем, спонсором, партнером или поддерживает веб-сайт или иной ресурс владельца доменного имени, либо продукт или услугу, предоставляемую на веб-сайте или ином ресурсе владельца доменного имени.

Упомянутый выше перечень не является исчерпывающим, так что о недобросовестной регистрации или использовании доменного имени могут свидетельствовать и другие обстоятельства.

Владелец доменного имени может заявить о своих правах и законных интересах на регистрацию доменного имени в отзыве на жалобу, который должен быть составлен согласно положениям § 5 Правил. В соответствии с § 4(с) Единообразной политики следующие обстоятельства могут служить доказательствами прав и законных интересов владельца доменного имени при рассмотрении административной комиссией соответствующего спора:

  • до получения извещения о жалобе владелец использовал или демонстрировал приготовления к использованию доменного имени или имени, совпадающего с доменным именем, с целью добросовестного предоставления товаров или услуг;
  • владелец доменного имени (как физическое лицо, предприятие или иная организация) был широко известен под указанным доменным именем, даже если при этом владелец доменного имени не приобрел права на товарный знак или знак обслуживания;
  • владелец доменного имени занимается законной некоммерческой или добросовестной деятельностью в отношении доменного имени, не имея намерения с коммерческой целью отвлечь потребителей, создавая смешение, или нанести вред репутации товарного знака или знака обслуживания заявителя.

Как следует из вышеизложенного, разработчики упомянутых выше документов реализовали сбалансированный подход в отношении интересов владельцев товарных знаков (знаков обслуживания) и владельцев доменных имен, предоставив последним возможность эффективно отстаивать, при наличии соответствующих обстоятельств, свои права.

По общему правилу, заявитель должен выбрать провайдера услуг в области урегулирования доменных споров из списка провайдеров, аккредитованных ICANN, и направить ему жалобу.

В настоящее время постоянно действуют следующие провайдеры услуг, аккредитованных ICANN : Азиатский центр по разрешению споров о доменных именах (Asian Domain Name Dispute Resolution Centre), Национальный арбитражный форум (National Arbitration Forum), частная компания, инкорпорированная в штате Миннесота (США), Всемирная организация интеллектуальной собственности (в лице Центра ВОИС по арбитражу и посредничеству — WIPO Arbitration and Mediation Center), Чешский арбитражный суд (The Czech Arbitration Court). Прекратили свою деятельность в качестве провайдеров услуг, аккредитованных ICANN, Международный институт по предотвращению и разрешению споров (CPR: International Institute for Conflict Prevention and Resolution) и канадская организация «eResolution».

Аккредитованные ICANN организации призваны разрешать вопросы, связанные с доменными спорами, во внесудебном упрощенном порядке. Это позволяет экономить затраты и особенно время. В среднем на рассмотрение доменного спора уходит не более двух месяцев. Возмещение ущерба указанными административными процедурами не предусмотрено. Административная комиссия провайдера услуг правомочна выносить три вида решений: отказ заявителю в его жалобе; аннулирование спорного доменного имени; передача доменного имени заявителю. При этом в любой момент во время или после процедуры разбирательства стороны имеют возможность передать спор в суд или иные компетентные органы.

Все регистраторы обязаны исполнять решение, вынесенное административной комиссией, кроме случаев, когда владелец доменного имени предоставляет документальное подтверждение, свидетельствующее о начале судебного разбирательства против заявителя в течение десяти дней после получения уведомления от провайдера о решении административной комиссии (§ 3 (b) (xiii) Правил).

Административная процедура UDRP не является универсальной для всего мира. Аккредитованные ICANN организации рассматривают только споры, связанные с родовыми доменами верхнего уровня «gTLD» (например, «.com», «.org», «.net», «.biz», «.info», «.name», «.mobi», «.coop», «.museum», «.pro»), а также с национальными доменами верхнего уровня «ccTLD» стран, которые добровольно приняли UDRP или аналогичную процедуру. В настоящее время более 60 государств присоединились к UDRP , в том числе Австралия, Бразилия, Испания, Нидерланды, Франция, Армения, Молдова, Таджикистан, Туркменистан. Некоторые из этих государств адаптировали UDRP к особенностям своего арбитражного судопроизводства. Так, в Нидерландах в отношении домена верхнего уровня «.nl» в отличие от классической UDRP возможна подача апелляции на решение по доменному спору, однако исключена возможность передачи дела в суды гражданской юрисдикции . Российская Федерация не входит в число государств, присоединившихся к UDRP, поэтому представляется ошибочным уже упоминавшееся Постановление Президиума ВАС РФ от 18 мая 2011 г. N 18012/10 о применении положений UDRP в отношении судебного спора по доменному имени «mumm.ru».

Второе ограничение UDRP заключается в том, что в рамках этой процедуры разрешаются споры, связанные с коллизией доменных имен с товарными знаками, что, собственно, предусмотрено Первым процессом ВОИС по доменным именам в интернете, другие виды обозначений (например, фирменные именования, географические указания) не охватываются процедурой UDRP. Отдельные исключения сделаны таким ведущим провайдером услуг по урегулированию споров, как Центр ВОИС по арбитражу и посредничеству (далее — Центр ВОИС) в отношении имен известных лиц (например, «juliaroberts.com» или «madonna.com»). Со времени введения UDRP в декабре 1999 г. Центр ВОИС, учрежденный в 1994 г., рассмотрел более 22500 дел, охватывающих около 40500 доменных имен, включая как родовые домены верхнего уровня, так и национальные домены верхнего уровня (с кодами присоединившихся к UDRP государств) .

Центр ВОИС по арбитражу и посредничеству. Урегулирование споров в XXI веке. Женева, публикация ВОИС N 779 // http://arbiter.wipo.int.
http://www.wipo.int/pressroom/ru/articles/2012/article_.

Следует отметить деятельность ВОИС по расширению количества объектов, которые должны охраняться по процедуре UDRP. В ответ на предложение Правительства Австралии и 19 других государств-членов 10 августа 2000 г. ВОИС приступила к осуществлению Второго процесса ВОИС по доменным именам в интернете, который завершился публикацией Заключительного доклада 3 сентября 2001 г. . В Заключительном докладе предлагалось расширить перечень обозначений, охраняемых по процедуре UDRP, следующими дополнительными к товарным знакам обозначениями: международными непатентуемыми названиями лекарственных препаратов; полными и сокращенными названиями межправительственных организаций; личными именами; географическими указаниями, включая названия стран; фирменными наименованиями.

http:// www.wipo.int/ amc/ en/ processes/ process2/ report/ html/ report.html


На заседаниях, проходивших с 23 сентября по 1 октября 2002 г., Генеральная Ассамблея ВОИС рекомендовала ICANN внести изменения в UDRP, чтобы обеспечить охрану названий стран и полных и сокращенных названий межправительственных организаций. Однако и эти усеченные рекомендации (по сравнению с Заключительным докладом 2001 г.) до сих пор не реализованы ввиду отсутствия консенсуса по указанным вопросам среди государств — участников ICANN.

В связи с вышеизложенным можно отметить некорректные выводы в отдельных решениях российских арбитражных судов. Речь в данном случае идет о Постановлении Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 6 февраля 2009 г. (дело N А56-6806/2008) по иску ООО «Айзек» (далее — истец) к PM — International AG (далее — Компания, ответчик) и ООО «Никко» о признании права пользования доменным именем «pminternational.com» . Решением Центра ВОИС от 30 января 2008 г., принятым по жалобе Компании о передаче ей доменного имени «pminternational.com», требование Компании о передаче доменного имени удовлетворено.

По решению Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 19 ноября 2008 г. истцу в иске было отказано.

Интересной представляется аргументация суда апелляционной инстанции на обстоятельства рассматриваемого дела: «В обжалуемом решении суд пришел к выводу, что Компания является обладателем зарегистрированного товарного знака PM — INTERNATIONAL в отношении товаров и услуг классов 3, 5 и 29 согласно международной классификации.

Но, как подтвердил сам ответчик при рассмотрении апелляционной жалобы, на момент разрешения спора товарный знак PM — INTERNATIONAL на территории Российской Федерации не охраняется (срок охраны истек).

Однако указанное, по мнению апелляционного суда, на правомерность выводов суда по существу спора не повлияло, поскольку очевидно, что часть спорного доменного имени — «pminternational» — сходна до степени смешения с фирменным наименованием Компании, что само по себе может повлечь у неопределенного круга потребителей ассоциацию этого доменного имени с компанией PM — International AG».

По сути, в данном Постановлении суд апелляционной инстанции подменил, не имея на то никаких оснований, товарный знак другим средством индивидуализации — фирменным наименованием, на него в настоящее время не распространяется процедура UDRP, которой руководствуется Центр ВОИС по арбитражу и посредничеству.

Кроме глобальной процедуры UDRP, довольно широко распространившейся по всему миру, можно отметить региональную процедуру Европейского союза по регистрации домена верхнего уровня «.eu», стартовавшую в 2006 г. с целью способствовать развитию электронной торговли в рамках интернет-рынка ЕС. Домен верхнего уровня «.eu» является дополнительным, он не заменяет национальные домены верхнего уровня европейских государств (например, «.it» для Италии или «.fr» для Франции), позволяя его пользователям ощутить «панъевропейскую интернет-идентичность».

Основополагающие документы домена верхнего уровня «.eu» следующие: Регламент Европейского парламента и Совета ЕС от 22 апреля 2002 г. N 733/2002 по применению домена верхнего уровня «.eu» (далее — Регламент N 733/2002) ; Регламент Комиссии ЕС от 28 апреля 2004 г. N 874/2004, устанавливающий правила публичной политики по применению и функциям домена верхнего уровня «.eu» и принципы его регистрации (далее — Регламент N 874/2004) .

Official Journal of the European Communities (далее — OJ). 30.04.2002. L113/1-L113/5.
OJ. 30.04.2004. L162/40-L162/50.

В соответствии со статьей 5 Регламента N 733/2002 рамки публичной политики включают следующие аспекты: внесудебное рассмотрение споров; возможность регистрации доменных имен на основе предшествующих прав, признанных национальными законодательными актами государств — членов ЕС и нормативными актами ЕС; возможность аннулирования регистрации доменных имен; вопросы языка и географические понятия; взаимодействие с правами на объекты интеллектуальной собственности и другими понятиями.

Согласно пункту 1 ст. 10 Регламента N 874/2004 в понятие «предшествующие права» включены, в частности, зарегистрированные национальные товарные знаки и товарные знаки ЕС, географические указания или наименования мест происхождения товаров, и в той мере, в какой они охраняются в каком-либо государстве — члене ЕС, незарегистрированные товарные знаки, фирменные наименования, коммерческие обозначения, наименования компаний, фамилии, отличительные названия охраняемых литературных и художественных произведений.

В статье 18 Регламента N 874/2004 предписано: если доменное имя признано судом какого-либо государства — члена ЕС клеветническим, расистским или противоречащим публичному порядку, оно блокируется регистратором после его уведомления о решении суда, а затем аннулируется регистратором после его уведомления об окончательном решении суда.

Статья 21 Регламента N 874/2004 посвящена спекулятивным и злонамеренным регистрациям доменных имен. Так, согласно пункту 1 данной статьи доменное имя аннулируется в рамках внесудебной или судебной процедуры, если зарегистрированное доменное имя идентично или сходно до степени смешения с обозначением, в отношении которого признано или установлено право согласно пункту 1 ст. 10 данного Регламента, и это доменное имя было:

  • зарегистрировано его владельцем без прав или законных интересов на это имя;
  • зарегистрировано или используется недобросовестно.

Далее в этой статье изложены положения, свидетельствующие о законном интересе владельца доменного имени, а также о его недобросовестности.

Как следует из вышеизложенного, региональная процедура ЕС по регистрации домена верхнего уровня «.eu» в известной степени повторяет положения процедуры UDRP. Однако имеются существенные отличия, увеличивающие ее возможности, особенно в части расширенного перечня обозначений и других названий, которым гарантирована охрана от киберсквоттинга. Как указывалось ранее, процедура UDRP пока законсервирована на уровне Первого процесса ВОИС по доменным именам в интернете, где урегулированы только вопросы коллизии доменного имени и товарного знака.

Представляется также целесообразным рассмотреть законодательные акты некоторых государств, содержащие нормы о незаконной регистрации доменных имен.

Один из самых известных в данной области — Закон о защите потребителей от киберсквоттинга (Anticybersquatting Consumer Protection Act, далее — Закон о защите потребителей или ACPA) — принят в США 29 ноября 1999 г. в составе Публичного закона N 106-113 в качестве раздела III (Предотвращение киберпиратства в сфере товарных знаков) Сводного закона о реформе интеллектуальной собственности и средств связи . Закон о защите потребителей в основном внес изменения и дополнения в раздел 15 Свода законов США, именуемый также Законом о товарных знаках 1946 г., некоторые из них представляют интерес для нашего анализа.

В § 45 Закона о товарных знаках сформулировано определение понятия «доменное имя»: любое буквенно-цифровое обозначение, которое регистрируется или передается любым регистратором доменных имен, реестром доменных имен или другим органом по регистрации доменных имен как часть электронного адреса в интернете.

Согласно § 43 (d)(1)(A) владелец товарного знака может предъявить гражданско-правовой иск лицу, зарегистрировавшему доменное имя, которое:

  1. имеет недобросовестное намерение извлечь прибыль из этого товарного знака и
  2. регистрирует, вводит в оборот или использует доменное имя, которое:
  • идентично или сходно до степени смешения с товарным знаком и на момент регистрации обладало различительной способностью;
  • идентично, сходно до степени смешения или ослабляет общеизвестный товарный знак, который на момент регистрации доменного имени является общеизвестным;
  • является товарным знаком, словом или наименованием, охраняемым в силу § 706 разд. 18 (Красный Крест) или § 220506 разд. 36 Свода законов США (Олимпийский комитет США).

Кроме того, в понятие товарного знака включено личное имя, «которое охраняется как товарный знак в соответствии с настоящим параграфом».

В § 43 (d)(1)(B) изложен примерный перечень обстоятельств, принимаемых во внимание судом при определении, имеет ли владелец доменного имени недобросовестное намерение извлечь прибыль из чужого товарного знака (личного имени). К таким обстоятельствам, указанным в законе, относятся следующие:

  • наличие прав на товарный знак или другие объекты интеллектуальной собственности, используемые владельцем в доменном имени;
  • содержит ли доменное имя легальное имя (наименование) владельца или общепринятое имя, используемое для его идентификации;
  • наличие предварительного использования доменного имени его владельцем совместно с добросовестным предложением каких-либо товаров или услуг;
  • добросовестное некоммерческое или законное использование товарного знака на сайте владельца, доступном с помощью его доменного имени.

Упомянутые выше обстоятельства свидетельствуют о добросовестном поведении владельца доменного имени, что предоставляет ему достаточную степень безопасности, Однако, как подчеркивают американские специалисты, такая безопасность является иллюзорной, поскольку все зависит от усмотрения суда, особенно тогда, когда доменное имя владельца похоже на общеизвестный товарный знак . Например, интернет-провайдер услуг «Virtual Works» проиграл дело компании «Volkswagen» по поводу своего доменного имени «www.vw.net», поскольку «VW» является общеизвестным товарным знаком, даже несмотря на то, что vw — аббревиатура провайдера «Virtual Works», который администрировал свой сайт в течение семи лет до судебного спора.

Последующие пять обстоятельств, предусмотренных в указанном перечне, однозначно свидетельствуют о недобросовестном намерении владельца доменного имени:

  • намерение владельца доменного имени отвлечь потребителей от сайта владельца товарного знака к сайту, доступному под его доменным именем, что может нанести вред репутации товарного знака, для целей коммерческой выгоды либо с намерением опорочить или умалить товарный знак;
  • предложение владельца передать, продать или другим способом уступить доменное имя владельцу товарного знака или третьей стороне с целью получения финансовой выгоды без использования доменного имени путем добросовестного предложения любых товаров или услуг либо без намерения такого использования;
  • предоставление владельцем доменного имени вводящих в заблуждение ложных сведений и контактной информации при регистрации доменного имени;
  • регистрация или приобретение владельцем множества доменных имен, которые являются идентичными или сходными до степени смешения с товарными знаками других лиц;
  • степень различительной способности или известности товарного знака, воплощенного в доменном имени владельца.

В любом деле, связанном с регистрацией, введением в оборот или использованием доменного имени в силу настоящего параграфа, суд может предписать штраф, аннулирование доменного имени или передачу доменного имени владельцу товарного знака.

В Японии пошли по пути адаптации процедуры UDRP к национальным условиям интернет-сообщества. В июле 2000 г. Сетевой информационный центр Японии (Japan Network Information Center, далее — JPNIC) принял Политику по разрешению споров в связи с доменными именами (JP Domain Name Dispute Resolution Policy) и Правила к Политике по разрешению споров в связи с доменными именами в Японии (Rules for JP Domain Name Dispute Resolution Policy) . По мнению японских авторов , упомянутые выше документы «почти идентичны» соответствующим документам ICANN; они используются японским Арбитражным центром по интеллектуальной собственности для разрешения доменных споров в рамках JPDRP, т.е. модифицированной японской процедуры рассмотрения этих споров.

http://www.nic.ad.jp/doc/JPNIC
Sachiko Serita. Trademark and Domain Name Protection // http://www.training-jpo.go.jp/en/uploads/text_vtr/pdf/2-13.pdf. P. 33, 34.

JPNIC, являющийся некоммерческой организацией, первоначально выполнял функции администратора национального домена верхнего уровня «.jp», а затем в ноябре 2001 г. передал эти функции частной компании «Japan Registry Service Co., Ltd».

Поскольку процедура JPDRP ограничена в санкциях передачей и аннулированием доменных имен, нарушающих чужие права на товарный знаки, в японский Закон о предотвращении недобросовестной конкуренции 1993 г. N 47 (далее — Закон о конкуренции) 22 июня 2001 г. внесены изменения, касающиеся доменных имен . Статья 2 Закона о конкуренции, определяющая формы недобросовестной конкуренции, дополнена подпунктом «xii», согласно которому под недобросовестной конкуренцией понимаются действия по приобретению или владению правом на использование доменного имени, которое идентично или сходно с отдельными обозначениями товаров или услуг другого лица (которые означают имя, фирменное наименование, товарный знак, знак или любое другое обозначение товаров или услуг другого лица), или действия по использованию любого такого доменного имени для целей приобретения незаконной выгоды или причинения вреда другому лицу.

Как следует из вышеизложенного, японский Закон о конкуренции существенно расширил перечень обозначений, поставленных под охрану от киберсквоттинга. В пункте 9 ст. 2 этого Закона дается определение понятия «доменное имя»: буквы, числа, обозначения или другие символы либо их комбинации, которые соответствуют буквам, числам, обозначениям или любым их комбинациям, предназначенным для идентификации каждого компьютера в интернете. Кроме того, глава II Закона о конкуренции предусматривает такие способы защиты, как пресечение действий, нарушающих чужое право, и возмещение убытков, презумпция которых, согласно статье 5 данного Закона, распространяется и на недобросовестную конкуренцию в форме незаконного использования чужих обозначений в доменном имени.

В Бельгии принят компактный Закон о злонамеренной регистрации доменных имен от 26 июня 2003 г., насчитывающий 11 статей . В статье 2 указанного Закона приведено определение понятия «доменное имя»: буквенно-цифровое определение числового адреса IP (Internet Protocol), который позволяет идентифицировать компьютер в интернете; доменное имя регистрируется в качестве доменного имени верхнего уровня, соответствующего либо родовым доменам («gTLD»), определяемым Корпорацией интернета по распределению имен и адресов (ICANN), либо одному из кодов стран («ccTLD») в силу нормы ISO-3166-1 (для Бельгии — национальный домен верхнего уровня «.be»).

Juin 2003 — Loi relative a l’enregistrement abusif des noms de domaine // http://www.wipo.int/wipolex/en/text.jsp?file_ >

В соответствии со статьей 4 настоящего Закона злонамеренной регистрацией доменного имени является факт регистрации инстанцией, официально для этого аккредитованной, без права и законного интереса к доменному имени с целью навредить третьему лицу или извлечь из имени незаконную прибыль, доменного имени, которое либо идентично, либо сходно до степени смешения, в частности, с товарным знаком, географическим указанием или наименованием места происхождения товара, фирменным наименованием, оригинальным произведением, коммерческим обозначением или наименованием ассоциации, фамилией или названием географического объекта, принадлежащим другому лицу.

Как следует из вышеизложенного, упомянутый примерный перечень обозначений, охраняемых от киберсквоттинга, включает практически все средства индивидуализации, а также личные имена и объекты авторского права. По сравнению с соответствующим перечнем из Второго процесса ВОИС по доменным именам в интернете в бельгийском законе отсутствуют только международные непатентуемые названия лекарственных препаратов и полные и сокращенные названия межправительственных организаций, что можно легко исправить в рамках судебной практики ввиду примерного перечня охраняемых объектов.

Способы защиты от нарушений в области доменных имен согласно бельгийскому закону следующие. Председатель суда первой инстанции или, в случае необходимости, председатель коммерческого суда выносят решение о прекращении любой злонамеренной регистрации доменного имени, осуществленной лицом, имеющим домицилий или местонахождение в Бельгии, и любой злонамеренной регистрации доменного имени, зарегистрированного в домене «BE». Председатель суда может вынести решение о том, чтобы владелец доменного имени сам или через посредника исключил доменное имя из реестра или передал его (сам или через посредника) лицу, определенному судом. Кроме того, может быть предписана публикация судебного решения (полностью или частично) в средствах массовой информации или любым иным способом за счет владельца доменного имени. Примечательно, что публикация судебного решения может быть предписана, только если она способствует прекращению злонамеренной регистрации доменного имени.

Во Франции до недавнего времени практически отсутствовало правовое регулирование отношений в связи с доменными именами на законодательном уровне. Доменные имена упоминались в единственной статье L.45 Кодекса почт и электронных сообщений (в контексте определения министром организаций, занимающихся их распределением), порядок применения которой устанавливался декретом Государственного совета, т.е. на подзаконном уровне. Для разрешения споров, связанных с доменными именами, суды применяли статью L.713-3 Кодекса интеллектуальной собственности (в ней доменные имена даже не упоминались), запрещающую воспроизведение товарного знака другого лица для сходных товаров, если имелась опасность смешения в сознании потребителя .

Pascaline Colombani. Drois des marques et noms de domaine // http://www.avocats-publishing.com.

Положение кардинально изменилось с принятием Закона от 22 марта 2011 г. N 2011-302 о различных положениях по адаптации законодательства к праву Европейского союза в области здравоохранения, труда и электронных сообщений (далее — Закон N 2011-302) . Статьей 19 Закона N 2011-302 внесены изменения в статью L.45 Кодекса почт и электронных сообщений (далее — Кодекс), также Кодекс дополнен статьями 45-1 — 45-8, в результате основные положения в сфере доменных имен стали регулироваться на законодательном уровне и в кратком изложении выглядят следующим образом.

Управление доменными именами, относящимися к каждому домену верхнего уровня для всей национальной территории или ее части, централизовано в рамках единого органа под названием ведомство по регистрации (office d’enregistrement). Министр по делам электронных сообщений определяет в своем постановлении ведомство по регистрации для каждого домена, т.е. администратора национального домена верхнего уровня.

В настоящее время основным администратором является Французская ассоциация сотрудничества по наименованиям в Интернете (Association francaise pour le nommage Internet en cooperation, далее — AFNIC), некоммерческая организация, созданная в 1997 г., которая, кроме национального домена верхнего уровня «.fr», занимается управлением доменов верхнего уровня ряда французских заморских территорий: «.re» (Реюньон); «.pm» (Сен-Пьер и Микелон); «.tf» (Французские Южные и Антарктические территории); «.wf»; (Уоиллис и Футуна); «.yt» (Майотта) .

Каждое ведомство по регистрации должно ежегодно составлять отчет о своей деятельности и передавать его министру, который может отозвать назначение ведомства по регистрации, не выполняющего требования статей L.45-1 — L.45-6 Кодекса, либо в случае финансовой или технической неспособности ведомства по регистрации выполнять свои функции. Указанные полномочия министра вписываются в традиционную политику «дирижизма» во Франции, т.е. вмешательства государства во все сферы деятельности и бизнеса.

Доменные имена регистрируются и управляются согласно правилам недискриминации и транспарентности, гарантирующим свободы сообщений, свободу предпринимательства и соблюдение прав интеллектуальной собственности. Доменное имя регистрируется на имя заявителя, первым подавшим должным образом заявку.

Согласно статье 45-2 Кодекса в регистрации доменного имени или в его возобновлении может быть отказано или доменное имя может быть аннулировано, если оно:

  • способно причинить ущерб публичному порядку, или добрым нравам, или правам, гарантированным Конституцией или законом;
  • способно причинить вред правам на объекты интеллектуальной собственности или правам личности, кроме случаев, когда заявитель (владелец доменного имени) подтверждает свой законный интерес и действует добросовестно;
  • идентично или близко к доменному имени Французской Республики, территориального сообщества или объединения территориальных сообществ либо национального или местного публичного учреждения или службы, кроме случаев, когда заявитель (владелец доменного имени) подтверждает свой законный интерес и действует добросовестно.

Для субъектов права на регистрацию каждого из доменов верхнего уровня установлен региональный критерий, т.е. подавать заявки на регистрацию могут:

  • физические лица, проживающие на территории Европейского союза;
  • юридические лица, имеющие местонахождение или основное местопребывание на территории одного из государств — членов Европейского союза.

Регистрация доменных имен обеспечивается ведомствами по регистрации через посредничество бюро по регистрации (bureau d’enregistrement), т.е. через регистраторов, которые должны получить аккредитацию в ведомстве по регистрации, ежедневно публикующем сведения о зарегистрированных доменных именах.

Бюро по регистрации (регистраторы) осуществляют свою деятельность под контролем ведомства по регистрации, при котором они аккредитованы. Несоблюдение регистраторами установленных требований может повлечь за собой аннулирование соответствующей аккредитации.

Представление владельцем доменного имени неточных данных может стать причиной аннулирования регистрации доменного имени. При этом ведомство по регистрации предварительно должно предоставить возможность владельцу доменного имени исправить ситуацию.

Любое лицо, действующее в своем интересе, может подать в компетентное ведомство по регистрации заявление об аннулировании доменного имени или о его передаче в свою пользу, если доменное имя подпадает под условия статьи 45-2 Кодекса. Ведомство по регистрации выносит свое решение по такому заявлению в течение двух месяцев с даты его получения согласно внутреннему регламенту. Решение утверждается постановлением министра. Решение ведомства по регистрации может быть обжаловано в суд.

В связи с вышеизложенным деятельность французского администратора национальных доменов верхнего уровня (в настоящее время AFNIC), в отличие от других более либеральных систем, довольно жестко регулируется государственной властью.

Наиболее значимое участие государства в сфере правового регулирования доменных имен можно отметить в Китайской Народной Республике. Все нормативные правовые акты в указанной сфере приняты на подзаконном уровне. Основным из них является Инструкция Китая по доменным именам в интернете (далее — Инструкция), принятая Приказом Министерства информационной промышленности от 28 сентября 2004 г. N 30 . В 2008 г. полномочия в сфере правового регулирования доменных имен перешли к Министерству промышленности и информационной технологии (далее — Министерство).

В соответствии со статьей 3 Инструкции доменное имя относится к идентификационной букве иерархической структуры, которая идентифицирует и локализует компьютер в интернете и соответствует IP-адресу этого компьютера. Согласно статье 4 Инструкции Министерство отвечает за управление доменными именами в китайском сегменте интернета. Его основными задачами являются, в частности: разработка инструкций и политик, касающихся управления доменными именами в интернете; разработка системы национального домена верхнего уровня «.CNTLD» и китайских доменных имен; управление деятельностью Администратора доменных имен и регистраторов на территории КНР; управление DNS корневыми серверами. Кроме того, Министерство согласно статье 11 Инструкции одобряет назначение Администратора доменных имен и регистраторов доменных имен, действующих на территории КНР.

В статье 27 Инструкции установлен довольно-таки обширный перечень доменных имен, из-за содержания которых они не могут быть зарегистрированы или использованы любой организацией или частным лицом:

  • противоречащие базовым принципам, предусмотренным в Конституции;
  • подвергающие опасности национальную безопасность, раскрывающие государственные секреты, намеревающиеся свергнуть правительство или подрывающие государственную целостность;
  • ущемляющие национальную гордость и национальные интересы;
  • провоцирующие враждебность или дискриминацию между различными национальностями или подрывающие национальную солидарность;
  • нарушающие государственные религиозные политики или пропагандирующие культы и феодальные предрассудки;
  • распространяющие слухи, нарушающие публичный порядок или подрывающие социальную стабильность;
  • распространяющие порнографию, непристойность, азартные игры, насилие, самоубийство, террор или провоцирующие преступления;
  • наносящие оскорбления, распространяющие клевету на других и нарушающие другие законные права и интересы людей;
  • другой контент, запрещенный законом, правилами и административными предписаниями.

Как следует из вышеизложенного, перечень доменных имен с запрещенным контентом является примерным, что открывает широкие возможности для административного и судебного усмотрения.

В соответствии со статьей 43 Инструкции лицо, виновное в нарушении положений статьи 27 Инструкции, может понести уголовную ответственность в виде штрафа, если в его действиях будет обнаружен состав преступления. В противном случае наступают меры административной ответственности.

Администратором национальных доменов верхнего уровня является Китайский сетевой информационный центр интернета (China Internet Network Information Center, далее — CNNIC), созданный 3 июня 1997 г. в качестве некоммерческой организации . CNNIC имеет двойное подчинение: со стороны Министерства и Китайской академии наук (в лице Компьютерного сетевого информационного центра Академии).

Кроме Инструкции можно отметить три нормативных правовых акта, принятых 28 мая 2012 г. (с отменой соответствующих ранее действовавших актов), которые непосредственно связаны с деятельностью CNNIC. Правила CNNIC в области регистрации доменных имен (далее — Правила) разработаны в соответствии с положениями Инструкции с целью ее развития и детализации. В соответствии со статьей 4 указанных Правил любой орган, желающий предоставлять услуги по регистрации доменных имен (Регистратор), должен получить одобрение Министерства и подписать соответствующее соглашение с CNNIC. Регистраторы, кроме своих традиционных функций, должны активно сотрудничать с народными судами, арбитражными органами или любыми другими органами по разрешению споров о доменных именах.

CNNIC Implementing Rules of Domain Name Registration // http://www1.cnnic.cn/httml/Dir/2012/05/28/6043.htm.

Политика CNNIC по разрешению споров в связи с доменными именами (далее — Политика) , принятая в соответствии с положениями Инструкции, применяется к доменным спорам, возникающим при регистрации или использовании доменных имен в китайском сегменте интернета. В соответствии со статьей 3 Политики дела по доменным спорам принимает и рассматривает аккредитованный при CNNIC провайдер услуг в области урегулирования доменных споров.

CNNIC Domain Name Dispute Resolution Policy // http://www1.cnnic.cn/httml/Dir/2012/05/28/6044.htm.

Положения статей 8 — 10 Политики в значительной степени повторяют соответствующие положения Единообразной политики по разрешению споров в связи с доменными именами (UDRP).

Правила к Политике CNNIC по разрешению споров в связи с доменными именами применяются в практике рассмотрения доменных споров совместно с Дополнительными правилами провайдера услуг в области урегулирования доменных споров. В соответствии со статьей 3 указанных Правил процедура CNDRP (т.е. Политика CNNIC по разрешению споров в связи с доменными именами), являясь неотъемлемой частью любого соглашения по регистрации доменного имени между регистратором и владельцем, обязательна для владельцев доменных имен.

CNNIC Domain Name Dispute Resolution Policy Rules // http://www1.cnnic.cn/httml/Dir/2012/05/28/6045.htm.

Результаты проведенного анализа со всей очевидностью свидетельствуют в принципе о бедственном положении правового регулирования в сфере доменных имен в нашей стране, особенно на фоне зарубежного опыта, равно как и о неудовлетворительном состоянии российской судебной практики в данной области, включая определения и постановления Высшего Арбитражного Суда РФ.

Не существует единства мнений и в сфере ученых и практических работников относительно способов правового регулирования доменных имен, а также ряда базовых понятий, в первую очередь в связи с удивительным разнообразием точек зрения при определении понятия «доменное имя».

Несмотря на некоторые различия в определениях доменного имени в законодательных актах зарубежных стран, можно сделать вывод: доменное имя — это буквенно-цифровое обозначение, позволяющее идентифицировать компьютер в интернете, т.е. обозначение, используемое для сетевой адресации. Нигде нет упоминания о том, что доменное имя предназначено для идентификации информационных ресурсов, товаров (услуг) и т.п.

В доктрине зарубежных стран основной упор делается на практическую сторону дела. Если доменное имя в каком-либо конкретном случае ассоциируются со средством индивидуализации (например, с товарным знаком), это принимается во внимание только в контексте разрешения коллизии между доменным именем и охраняемыми средствами индивидуализации. В практике зарубежных стран большое значение придается соблюдению баланса интересов владельцев доменных имен и владельцев объектов интеллектуальной собственности. И далеко не во всех случаях при рассмотрении доменных споров предпочтение отдается владельцам объектов интеллектуальной собственности.

Действительно, по мере проникновения электронной торговли в интернет многие доменные имена, воплощающие, в частности, товарные знаки, особенно общеизвестные, стали восприниматься публикой как настоящие средства индивидуализации. Однако такие доменные имена не меняют свою правовую природу, «не трансформируются в средство, выполняющее функцию товарного знака», как это указано в Постановлении Президиума ВАС РФ от 16 января 2001 г. N 1192/00, они по-прежнему остаются средствами адресации, приобретая при этом вторичное значение, сходное с индивидуализирующей функцией того или иного средства индивидуализации.

Приобретение доменным именем вторичного значения может происходить одномоментно (в случае как законного, так и незаконного использования средства индивидуализации в доменном имени, т.е. киберсквоттинга) и постепенно (что случается реже), когда владелец доменного имени в ходе своей успешной предпринимательской деятельности способствует появлению у доменного имени вторичного значения.

Сторонники концепции доменных имен как средств индивидуализации игнорируют следующее важное обстоятельство: многие доменные имена регистрируются без каких-либо коммерческих планов в отношении их использования (например, личные странички, общественные проекты, проекты государственных органов и т.п.). Иными словами, концепция доменного имени как средства индивидуализации не носит универсального характера, ее невозможно применить к огромному массиву доменных имен, использующихся в некоммерческих целях.

Вот почему в практике зарубежных стран и международных организаций доменные имена не признаются средствами индивидуализации и к ним тем более не применяется режим исключительного права. Все усилия сосредоточены на борьбе с киберсквоттингом с использованием концепции недобросовестной конкуренции. При этом делаются попытки соблюдения баланса интересов владельцев средств индивидуализации и владельцев доменных имен. Вместе с тем нельзя не отметить весьма высокую оборотоспособность доменных имен (договоры уступки, предоставление права использования, залога), что со всей непреложностью ставит вопрос о том, к какому объекту гражданских прав необходимо отнести доменное имя. Учитывая содержание статьи 128 ГК РФ, следует отметить: доменное имя можно причислить к такому объекту гражданских прав, как «иное имущество», принимая во внимание нематериальный характер этого особого объекта гражданских прав.

В настоящее время в российском законодательстве доменные имена включены в статьи 1484 и 1519 ГК РФ как способы использования соответственно товарных знаков и наименований мест происхождения, т.е. отдан приоритет данным средствам индивидуализации перед доменными именами. В перспективе, судя по законопроекту N 47538-6 о внесении изменений в ГК РФ, такой же режим будет предусмотрен для фирменных наименований (ст. 1474) и коммерческих обозначений (ст. 1539). К упомянутому выше можно добавить последовательную деятельность Президиума ВАС РФ по внедрению в российскую судебную практику без всяких на то оснований процедуры рассмотрения доменных споров UDRP на уровне прецедентов. Такова в принципе неприглядная картина с правовым регулированием доменных имен в нашей стране, что, естественно, не может не вызывать критических замечаний и предложений по его усовершенствованию.

Илон Маск рекомендует:  Что такое код shell_exec

Представляется целесообразным рассмотреть точку зрения А. Серго, наиболее последовательного сторонника концепции доменного имени как средства индивидуализации, предлагающего пересмотреть существующую структуру регистрации доменных имен, которую в данный момент осуществляют юридические лица («регистраторы»), заключившие договор с держателем реестра российских доменных имен — АНО «Координационный центр национального домена сети Интернет» (далее — АНО КЦ), являющимся некоммерческой организацией, учрежденной на основе добровольных имущественных взносов .

Серго А. Доменные имена как средство индивидуализации // Хозяйство и право. 2011. N 5. С. 96, 97.

Наиболее «яркий» отрывок из предложения по пересмотру существующей структуры регистрации доменных имен указанного автора заслуживает цитирования: «Из-за отсутствия государственного и общественного контроля за деятельностью АНО КЦ и, как следствие, многочисленных скандалов, связанных с распределением доменных имен (особенно в доменной зоне «.РФ»), доверие общества к этой организации полностью утрачено. В таких условиях осуществлять государственную регистрацию средств индивидуализации через АНО КЦ недопустимо и преступно. Регистрация любого средства индивидуализации должна производиться уполномоченным на то органом государственной власти.

В существующей системе органов государственной власти наиболее близкими к рассматриваемой сфере являются Роспатент (Федеральная служба по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам) и Минсвязь России (Министерство связи и массовых коммуникаций)».

Во-первых, используемая указанным автором лексика в отношении своих коллег по интернет-сообществу недопустима; она, мягко говоря, выходит за пределы научной этики.

Во-вторых, не всякое средство индивидуализации, даже охраняемое в режиме исключительного права, подлежит государственной регистрации, Например, не существует специального реестра фирменных наименований, поскольку они включаются в Единый государственный реестр юридических лиц при государственной регистрации последних (ст. 1475 ГК РФ). Не подлежат обязательному включению в государственный реестр юридических лиц и коммерческие обозначения (ст. 1538 ГК РФ).

В-третьих, любая государственная регистрация доменных имен органом государственной власти (в качестве средства индивидуализации или без такого качества) означала бы шаг назад по сравнению с ныне действующей во всем мире системой саморегулирования в сфере регистрации доменных имен. Реализация такого предложения неизбежно приведет к утрате преимуществ оперативной и малозатратной регистрации доменных имен, действующей в настоящее время. До такого решения не додумались даже в Китае, где особенно заметно влияние государства в сфере регистрации доменных имен.

Вместе с тем А. Серго прав в одном: необходим государственный и общественный контроль за деятельностью АНО КЦ, впрочем, как и за деятельностью многих регистраторов доменов. В этом отношении можно использовать опыт Франции и Китая, где налажен надлежащий контроль за деятельностью администраторов национальных доменов верхнего уровня.

В нашем случае на эту роль как раз бы подошло Министерство связи и массовых коммуникаций. Кроме того, Минкомсвязь могла бы разработать адаптированную к российским условиям политику и правила разрешения споров в связи с доменными именами, основанную на процедуре UDRP, и назначить внесудебный орган для разрешения доменных споров из числа некоммерческих организаций (например, Фонд содействия развитию технологий и инфраструктуры интернета, который, судя по публикациям в СМИ, планирует создать на своей базе первый в России Арбитражный суд UDRP).

Все упомянутые выше меры будут недостаточны без совершенствования законодательства в сфере доменных имен, а если быть более точным, то без его создания. Как уже упоминалось, часть четвертая ГК РФ, даже с учетом внесения в нее изменений в обозримом будущем, может обеспечить защиту от киберсквоттинга только четырем средствам индивидуализации. Вне поля правового регулирования остаются такие объекты, как географические указания, включая названия стран, личные имена, объекты авторского права (оригинальные названия произведений, персонажи произведений), международные непатентуемые названия лекарственных препаратов, полные и сокращенные названия межправительственных организаций.

Вполне очевидно, что часть четвертая ГК РФ непригодна для целей правовой охраны от киберсквоттинга такого широкого перечня обозначений и других объектов. Необходима разработка специального закона в данной области либо внесение соответствующих изменений и дополнений в статью 14 «Запрет на недобросовестную конкуренцию» Федерального закона от 26 июля 2006 г. N 135-ФЗ «О защите конкуренции». Первый вариант решения данной проблемы представляется более предпочтительным, хотя реализация второго варианта потребует меньших затрат при разработке соответствующего законопроекта.

Частный, но очень важный вопрос решает Федеральный закон от 28 июля 2012 г. N 139-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» и отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее — настоящий Закон) . Во-первых, в настоящем Законе дается развернутое определение понятия «доменное имя»: «обозначение символами, предназначенное для адресации сайтов в сети Интернет в целях обеспечения доступа к информации, размещенной в сети Интернет».

Российская газета. 2012. 30 июля.

В принципе, данное определение доменного имени мало чем отличается от соответствующих определений, используемых в мировой практике, которые были рассмотрены выше.

Во-вторых, настоящий Закон предусматривает три категории сведений, которые могут быть заблокированы:

  • материалы с порнографическими изображениями несовершеннолетних и (или) объявления о привлечении несовершеннолетних в качестве исполнителей для участия в зрелищных мероприятиях порнографического характера;
  • информация о способах, методах разработки, изготовления и использования наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, местах приобретения таких средств, веществ и их прекурсоров, о способах и местах культивирования наркосодержащих растений;
  • информация о способах совершения самоубийства, а также призывы к совершению самоубийства.

Упомянутые выше ограниченные средства защиты не смогут защитить психику детей от других неблагоприятных информационных воздействий, в том числе от «взрослой» порнографии, азартных игр, сцен насилия и террора. В целом настоящий Закон даже при его эффективном применении может стать только дополнением к специальному законодательству в данной области.

В заключение уместно вновь напомнить о необходимости дальнейшего продвижения идеи заключения международного договора под эгидой ООН (в лице Международного союза электросвязи) с целью установления международного контроля за системой распределения доменных имен в мировом масштабе.

Библиография

Данилина Е.А. Доменное имя и товарный знак: вопросы сходства и различия // Биржа интеллектуальной собственности. 2004. N 12.

Калятин В.О. Доменные имена. М.: ИНИЦ Роспатента, 2002.

Милютин З.Ю. Правовой статус доменного имени // Патенты и лицензии. 2005. N 6.

Статья И.В. Невзорова «О соотношении доменного имени с объектами интеллектуальной собственности» включена в информационный банк согласно публикации — «Предпринимательское право», 2005, N 4.

Невзоров И. О соотношении доменного имени с объектами интеллектуальной собственности // Хозяйство и право. 2006. N 1.

Осокин А.А. Правовой статус наименований доменов и товарных знаков // Интеллектуальная собственность. Промышленная собственность. 2002. N 7.

Петровский С.В. Исключительные права на доменное имя // Интеллектуальная собственность. Промышленная собственность. 2001. N 5.

Серго Антон. Доменные имена в свете нового законодательства. М.: ГОУ ВПО РГИИС, 2010.

Серго А. Доменные имена как средство индивидуализации // Хозяйство и право. 2011. N 5.

Чиженок М.В. Новые приключения доменов в России // Патенты и лицензии. 2007. N 5.

Главная / Официальные документы / Правовые вопросы / Законы, регулирующие cистему регистрации доменных имен

Не найдено рубрик для подписки.

Уважаемые посетители! Вы находитесь на старой версии сайта КЦ, и информация, размещенная здесь, может быть неактуальна.
Пользуйтесь новой версией сайта Координационного центра доменов .RU/.РФ!

Законы, регулирующие cистему регистрации доменных имен

В России нет законов, специально регулирующих систему регистрации доменных имен. Регулирование отношений по регистрации доменных имен осуществляется Координационным центром домена RU как администратором национального домена верхнего уровня путем принятия соответствующих Правил регистрации.

Однако доменные имена упоминаются в некоторых законодательных актах. Упоминание доменного имени в нормативных правовых актах имеет место, в основном, применительно к использованию доменного имени в товарном знаке, а также использованию в доменном имени товарного знака (ст.1483, ст.1484 Гражданского кодекса РФ) либо наименования места происхождения товара (ст.1519 ГК РФ).

К договорам об оказании услуг по регистрации доменного имени, обычно заключаемыми между администраторами доменов и регистраторами, применяются общие положения гражданского законодательства об оказании услуг (Глава 38 ГК РФ).


В настоящее время большинство судебных решений касаются споров о незаконном использовании в доменном имени товарных знаков и фирменных наименований. Более подробно про судебные споры о доменных именах Вы можете узнать здесь.

Справочно:
Координационный центр домена RU как администратор национальных доменов верхнего уровня руководствуется в своей деятельности принципами, изложенными в RFC 1591 и ICP-1 (неофициальный перевод RFC 1591 и ICP-1), и действует в интересах локального и мирового интернет-сообщества.
Другие документы RFC, относящиеся к системе доменных имен

  • RFC 1591 — Domain Name System Structure and Delegation
  • RFC 1034 — Domain Names — Concepts and Facilities
  • RFC 1035 — Domain Names — Implementation and Specification
  • RFC 1537 — Common DNS Data File Configuration Errors
  • RFC 1713 — Tools for DNS Debugging
  • RFC 2606 — Reserved Top Level DNS Names

Официальные источники

  • База данных RFC
  • Запросы RFC на сайте IETF
  • Полный список RFC в текстовом формате

Доменное имя и интеллектуальная собственность

Очевидно, доменное имя, ранее служившее, в первую очередь, для идентификации адреса сайта, стало важным средством формирования имиджа компании, аналогично таким репутационным средствам индивидуализации как товарный знак, наименование места происхождения и другие.

В отношении доменного имени также действует правило, согласно которому каждое его использование третьим лицом уменьшает способность привлекать внимание потребителей, снижает его эксклюзивность и уменьшает ассоциативность, связь с товарным знаком. Создает, что называется, Brand Erosion – размывание бренда.

Так, к примеру, в судебном разбирательстве Intermatic Inc. против Toeppen окружной суд штата Иллинойс, США[1] установил, что использование известного товарного знака другим лицом в доменном имени уменьшает его потребительскую привлекательность, поскольку данный товарный знак появляется в качестве имени домена при каждой распечатке материалов с данного сайта. Ответчик заявлял, что доменное имя при распечатке отображается браузером и вызывает лишь краткосрочную ассоциацию с товарным знаком, что является недостаточным для оказания негативного влияния на его рекламу.

По большому счету, доменное имя уже собрало в себе все главные характеристики полноценного объекта гражданского оборота, как минимум: оно выступает в качестве нематериального актива компаний, объекта купли-продажи, а также предмета многомиллионных судебных исков (к примеру, домен business.com в сделке R.H. Donnelley Corp. был продан за сумму не менее 340 миллионов долларов США, по сообщению The Wall Street Journal Online).

Несмотря на очевидную необходимость установления четких правовых основ регулирования доменных имен, однозначного подхода на международном уровне до сих пор не существует.

Применяемые в различных государствах при выработке юридических критериев понятия доменного имени, правового регулирования верхнего уровня и национального доменного имени верхнего уровня различаются.

В Российской Федерации в настоящее время доменные имена не являются объектом интеллектуальной собственности. При этом, по данным на 6 августа 2020 года, в доменной зоне. РФ насчитывается 5 084 280 активных домена[2].

Отсутствуют и специальные правовые акты, регулирующие систему регистрации доменных имен. На сегодняшний день регулятором регистрационных процедур выступает АНО «Координационный центр национального домена сети «Интернет», администратор национального домена сети.

Регистрация доменного имени осуществляется после заключения договора c компанией, являющейся официальным аккредитованным регистратором[3] в электронном виде чаще всего. В договоре обязательно указываются сервер, где будет располагаться домен, программное обеспечение. Урегулирование спорных вопросов владельцами доменных имен, предоставленными национальными регистраторами, как правило, происходит в рамках судебных разбирательств. Однако в некоторых случаях помимо судебных процедур доменные споры разрешаются в рамках процедуры UDRP, схожий в некоторой степени с третейским судом.

Определение понятия «доменное имя» содержится в Федеральном законе от 27.07.2006 N 149-ФЗ (ред. от 06.07.2020) «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», согласно которому под доменным именем понимается обозначение символами, предназначенное для адресации сайтов в сети «Интернет» в целях обеспечения доступа к информации, размещенной в сети «Интернет».

При подготовке IV части Гражданского кодекса многие специалисты склонялись к необходимости рассмотрения доменного имени в качестве средства индивидуализации, в проекте Федерального закона N 47538-6 «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации» давалось определение доменного имени и фиксировалось, что исключительное право на него возникает с момента регистрации. Но в процессе рассмотрения законопроекта указанные положения были исключены, в настоящее время Гражданский кодекс Российской Федерации устанавливает, что доменное имя является лишь одним из способов использования товарного знака и наименования места происхождения товара в сети «Интернет». Отражено это в двух статьях:

1484 об исключительном праве на товарный знак, в которой указано, что исключительное право на товарный знак может быть осуществлено для индивидуализации товаров, работ или услуг, в отношении которых товарный знак зарегистрирован, в частности, путем размещения товарного знака в сети «Интернет», в том числе в доменном имени и при других способах адресации; и

1519 при аналогичном вопросе – использовании исключительного права на наименование места происхождения товара — использование наименования места происхождения товара считается, в частности, размещение этого наименования, в частности, в сети «Интернет», в том числе в доменном имени и при других способах адресации.

Одним из доводов, аргументирующих невозможность отнесения доменных имен в перечень средств индивидуализации, является отсутствие их различительной способности.

Несмотря на отсутствие признания доменного имени в качестве объекта интеллектуальной собственности на законодательном уровне при вынесении судебных решений суды могут руководствоваться постановлениями высших органов судов.

Так в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации при рассмотрении дела по иску Корпорации «Истман Кодак Компани» о запрещении использования товарного знака «Kodak», зарегистрированного на имя истца, в доменном имени страницы ответчика в «Интернете» (Постановление Президиума ВАС РФ от 16.01.2001 N 1192/00 по делу N А40-25314/99-15-271) было отмечено, что доменные имена фактически трансформировались в средство, выполняющее функцию товарного знака, который дает возможность отличать соответственно товары и услуги одних юридических или физических лиц от однородных товаров и услуг других юридических или физических лиц, поскольку современная коммерческая практика показала, что при выборе доменных имен для «Интернета» владельцы информационных ресурсов останавливаются на максимально простых и логичных именах (слово, группа букв и т.п.), которые обычно ассоциируются у потребителей непосредственно с конкретным участником хозяйственного оборота или его деятельностью. Кроме того, как отмечается в указанном Постановлении, доменные имена, содержащие товарные знаки или торговые наименования, имеют коммерческую стоимость.

Позиция Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, фактически приравнявшая доменные имена к товарным знакам, была позже учтена в решениях нижестоящих судов.

Позднее Суд по интеллектуальным правам в специальном документе «Об утверждении справки по вопросам, возникающим при рассмотрении доменных споров», утвержденным Постановлением Президиума Суда по интеллектуальным правам от 28.03.2014 N СП-21/4, обратил особое внимание на положения, сформулированные в Единообразной политике по разрешению споров в связи с доменными именами, одобренной интернет-корпорацией по присвоению названий и номеров, в том числе в ее параграфах 4(a), 4(b) и 4(c).

Доменные споры определяются указанным Постановлением как споры по использованию доменных имен, тождественных или сходных до степени смешения с товарными знаками или иными средствами индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий.

Исключительное право на товарный знак может быть осуществлено для индивидуализации товаров, работ или услуг, в отношении которых товарный знак зарегистрирован, в частности, путем размещения товарного знака в сети «Интернет», в том числе в доменном имени. Аналогичный поход применяется в отношении наименований мест происхождения товаров.

Исключительному праву на использование товарного знака корреспондирует обязанность неопределенного круга третьих лиц по недопущению использования обозначений, тождественных или сходных до степени смешения с товарным знаком правообладателя в отношении однородных товаров.

При рассмотрении ситуаций использования товарных знаков в доменном имени без согласия правообладателя выделяются следующую виды нарушений:

1) нарушение используется для создания препятствия правообладателю, для размещения информации о нем и его товарах (услугах) в указанном домене;

2) у владельца доменного имени нет каких-либо законных прав и законных интересов в отношении доменного имени;

3) доменное имя зарегистрировано и используется недобросовестно.

Защита исключительного права на товарный знак реализуется, в том числе путем предъявления в суд искового требования о пресечении действий, нарушающих право владельца товарного знака. При этом при рассмотрении доменных споров такое требование может быть заявлено в виде требования о запрете использования доменного имени, в том числе определенным образом (например, удалить и более не размещать информацию о конкретных видах товаров на соответствующем сайте).

Кроме того, действия по регистрации доменного имени (в том числе с учетом обстоятельств последующего его использования) могут быть признаны актом недобросовестной конкуренции. В этом случае также нарушением исключительного права на товарный знак может быть признана сама по себе регистрация доменного имени исходя из целей такой регистрации.

Постановлением также установлено, что при рассмотрении доменных споров судами могут применяться положения статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьи 10.bis Парижской конвенции, в параграфе 2 которой отмечено, что актом недобросовестной конкуренции считается всякий акт конкуренции, противоречащий честным обычаям в промышленных и торговых делах.

Таким образом, вопрос недобросовестной конкуренции при доменных спорах является одним из возможных его аспектов, в то время как основной акцент при обеспечении прав владельца доменного имени связан с защитой исключительных прав на товарный знак и наименование места происхождения товара.

Также согласно Постановлению Президиума ВАС Российской Федерации № 1192/00 от 16 января 2001 г. в рамках разрешения спора об использовании товарного знака в доменном имени «доменные имена фактически трансформировались в средство, выполняющее функцию товарного знака, который дает возможность отличать соответственно товары и услуги одних юридических или физических лиц от однородных товаров и услуг других юридических или физических лиц. Кроме того, доменные имена, содержащие товарные знаки или торговые наименования, имеют коммерческую стоимость».

Обращаясь к зарубежной практике касательно вопросов, связанных с правовым регулированием доменных имен, пожалуй, стоить отметить следующее.

Соглашение по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности не признает доменные имена в качестве объекта интеллектуальной собственности. Тем не менее, в контексте Всемирной торговой организации фактом возрастающего значения доменных имен в международной торговле, а именно в электронной коммерции, нельзя пренебречь. Так, более семнадцати соглашений о свободной торговле содержит то или иное упоминание о механизме разрешения доменных споров, включая торговые соглашения США, Китая и Никарагуа. Главенствующей причиной необходимости фиксации в международных договорах порядка регулирования разрешения доменных споров, является возрастающее количество случаев кибер-пиратства, с которыми сталкиваются владельцы товарных знаков. Как правило, соглашения устанавливают обязательство по установлению процедур по разрешению споров, основанных на правилах Единой политики разрешения споров в доменных именах ICANN. Между тем, подходы, сами правила осуществления разрешительных процедур продолжают сохранять существенные различия.

Очевидно, что характеристики доменных имен не позволяют отнести их к средствам индивидуализации. Так, к примеру, доменное имя индивидуализирует не товар или услугу, а информационный ресурс. Доменное имя в целом не может быть относительно новым, а исключительно новым. Охрана товарного знака ставится в зависимость от использования, в то время как досрочное прекращение прав на доменное имя не используется. Также отличной чертой является то, что доменное имя является абсолютно уникальным не только для государства, где была осуществлена регистрация, но и для всех остальных государств.

Учитывая принципиально разный подход к правовому регулированию доменного имени на международном уровне, весьма стремительно меняющиеся правила, а, самое важное – увеличение количества споров с их участием, видится, что наиболее оптимальным решением проблемных вопросов с доменными именами, возможно, стало бы создание отдельного органа, специализирующегося именно на данном вопросе, к примеру, судебной палаты по доменным спорам. Главным аргументом в данном видении решения проблемы выступает требование по наличию высококвалифицированных специалистов – способных выявлять особенности каждого конкретного случая, относить по наличествующим признакам спор в область института конкурентного права или делая акцент на связи доменного имени с объектами интеллектуальной собственности — в противовес радикальным призывам к кардинальным изменениям, таким как, признания доменного имени в качестве объекта интеллектуальной собственности, к примеру.

Проблемы правовой защиты доменных имен

Дата публикации: 05.03.2020 2020-03-05

Статья просмотрена: 77 раз

Библиографическое описание:

Шутов М. А. Проблемы правовой защиты доменных имен // Молодой ученый. — 2020. — №9. — С. 57-60. — URL https://moluch.ru/archive/247/56937/ (дата обращения: 12.11.2020).

В статье проводится анализ основных проблем правовой защиты доменных имен.

Ключевые слова: доменные имена, товарные знаки, интеллектуальная собственность, правовая защита.

Keywords: domain names, trademarks, intellectual property, legal protection.

На сегодняшний день вопросы правовой защиты доменных имен являются одними из самых спорных в юридической практике. Это связано с тем, что в российском законодательстве домены и доменные имена формально не включены в перечень объектов интеллектуальной собственности, подпадающих под охрану согласно Гражданскому Кодексу РФ. Тем не менее, многие юристы рассматривают доменные имена как часть фирменного наименования компании и применяют к ним нормы правовой защиты объектов интеллектуальной собственности. В данной статье будет представлен краткий обзор законодательства с примерами из юридической практики в области правовой защиты доменных имен.

Чтобы дать четкое определение доменного имени необходимо обратиться к п. 15 статьи 2 Федерального Закона от 27.07.2006 года № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и защите информации». «Доменное имя — обозначение символами, предназначенное для адресации сайтов в сети «Интернет» в целях обеспечения доступа к информации, размещенной в сети «Интернет» [2]. Как мы видим, доменное имя характеризуется просто как набор символов, хотя в большинстве случаев доменное имя бывает тождественно названию компании или, по крайней мере, его смысловая нагрузка имеет отношение к товарам или услугам, предоставляемым компанией. Развитие Рунета сделало возможным давать доменным именам русские названия, что значительно облегчило работу по созданию доменных имен. На сегодняшний день большинство доменных имен в Рунете — не просто набор символов, а конкретные наименования, характеризующие деятельность организации. Возникает вопрос, возможно ли запатентовать доменное имя как объект интеллектуальной собственности и есть ли необходимость это делать. Обратимся к статье 1225 «Охраняемые объекты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации» Гражданского Кодекса Российской Федерации (часть четвертая) от 18.12.2006 № 230-ФЗ (ред. от 23.05.2020). Среди объектов охраны интеллектуальной собственности нет доменных имен, но присутствуют фирменные наименования, товарные знаки и знаки обслуживания, коммерческие обозначения. Пробел ли это в законодательстве или отсутствие необходимости включения доменных имен в перечень объектов интеллектуальной собственности?

Интересно, что несмотря на то, что закон четко разграничивает доменные имена и товарные знаки, на практике они могут быть идентичны до степени смешения. Вот что говорится в Постановлении девятого арбитражного апелляционного суда от 26 мая 2014 года по делу № А40–138364/2013: «4. Доменные имена фактически трансформировались в средство, исполняющее функцию товарного знака, который дает возможность отличать соответственно товары и услуги одних юридических и физических лиц от однородных товаров и услуг других юридических или физических лиц. Доменные имена, содержащие товарные знаки или торговые наименования, имеют коммерческую стоимость» [5]. В данном случае речь шла о домене deti.ru, который нарушал исключительные права владельца товарного знака.

Действительно в юридической практике встречаются ситуации, когда фирменное наименование, товарный знак и одноименный домен принадлежат разным владельцам. Связано это с тем, что оформление прав на фирменное наименование, товарный знак и домен происходит в разных организациях. Так, фирменное наименование регистрируется вместе с регистрацией юридического лица в налоговом органе по месту нахождения компании и заносится в ЕГРЮЛ. Регистрацию товарных знаков производит Федеральная служба по интеллектуальной собственности (Роспатент). А домены регистрируют аккредитованные регистраторы, наиболее крупный из которых RU-Center. Причем регистрация доменов происходит очень легко и быстро. При этом обращается внимание только на то, чтобы не было совпадений с уже существующими зарегистрированными доменами. На то, есть ли зарегистрированные подобные имена среди фирменных наименований и товарных знаков, должен обратить внимание тот, кто регистрирует новый домен. Но на практике обычно этого не происходит, так как до сих пор не существует проработанного алгоритма для проверки, который бы позволил быстро, эффективно и с минимальными финансовыми и временными затратами осуществить поиск необходимой информации.

Рассмотренный выше случай из судебной практики о разных владельцах одноименного фирменного наименования, товарного знака и домена далеко не единственный в российском правовом поле. Обычно в таких случаях приоритет отдается владельцу фирменного наименования и товарного знака, которые были соответствующим образом зарегистрированы. Для примера можно привести Решение Арбитражного суда г. Москвы по делу № А40–5128/13, в котором владелец интернет-магазина rzd-shop.ru, в названии которого фигурировала аббревиатура rzd, проиграл дело ОАО «РЖД». Суд вынес решение «признать администрирование доменного имени rzd-shop.ru нарушением исключительных прав ОАО «РЖД» на общеизвестный товарный знак…, на фирменное наименование», а также «обязать незамедлительно и безвозмездно передать право администрирования доменного имени rzd-shop.ru ОАО «РЖД»…» [7]. То есть получается, что владельцы доменных имен, которые не позаботились о том, чтобы узнать, есть ли идентичные их доменному имени фирменные наименования и товарные знаки, фактически не защищены законодательством и в любом судебном споре они проиграют владельцу фирменного наименования или товарного знака.

Так что же делать, чтобы избежать судебных проблем и защитить свое доменное имя? Во-первых, при регистрации доменного имени необходимо тщательно изучить информацию из ЕГРЮЛ, чтобы избежать идентичности с фирменным наименованием компании. Во-вторых, проверить товарный знак на уникальность по базе Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Роспатента). Необходимо искать не только идентичные, но и сходные фирменные наименования и товарные знаки. Если вновь создаваемое юридическое лицо планирует работать честно, не нарушая законодательства, нет никакой необходимости брать похожие названия. Всегда можно придумать что-то оригинальное.

Таким образом, несмотря на то, что действующее законодательство не включает доменные имена в перечень охраняемых объектов интеллектуальной собственности, право на доменное имя принадлежит его владельцу и лишить его этого права можно только по решению суда при наличии серьезных оснований. Надо сказать, что описанные выше случаи встречаются не так часто и добросовестному владельцу доменного имени ничего не угрожает. Кроме того, обычно при регистрации фирмы и создании фирменного наименования, сразу регистрируется доменное имя и товарный знак. В идеале они должны совпадать, являться аббревиатурой от основного имени или хотя бы частью его. Тогда проблем не возникнет.

Среди юристов не первый год распространены дискуссии о том, стоит ли включать доменные имена в сферу интеллектуальной собственности. Создание доменного имени, как и создание фирменного наименования, без сомнения, интеллектуальный труд. Особенно на современном этапе развития интернет-ресурсов, когда все более или менее известные наименования стали доменными именами. Сейчас создать доменное имя, чтобы оно не было идентичным или совпадающим с зарегистрированными фирменными наименованиями и товарными знаками, очень непросто. Многие для этого общаются в специализированные фирмы. В принципе, на сегодняшний день, когда доменное имя — не просто набор символов, а фактически бренд компании, есть все основания говорить о том, чтобы внести его в сферу охраны интеллектуальной собственности наряду с фирменным наименованием и товарным знаком.

  1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть четвертая) от 18.12.2006 № 230-ФЗ (ред. от 23.05.2020).
  2. Федеральный Закон от 27.07.2006 года № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и защите информации».
  3. Галахова Е. А. Способы защиты и охраны объектов авторского права, размещенных в инфосфере сети интернет // Юридический мир. — 2013, № 10. — С. 32–34.
  4. Кондратьева Е. А. О возникновении и оформлении прав на объекты интеллектуальной собственности // Юрист. — 2013, № 22. — С. 34–37.
  5. Постановление девятого арбитражного апелляционного суда от 26 мая 2014 года по делу № А40–138364/2013
  6. Право интеллектуальной собственности. Актуальные проблемы: Монография / С. М. Михайлов, Е. А. Моргунова, А. А. Рябов и др.; под общ. ред. Е. А. Моргуновой. — М.: Норма, Инфра-М, 2014. — 176 стр.
  7. Решение Арбитражного Суда г. Москвы от 19 июня 2013 года по делу № А40–5128/2013.

Организация вправе запрещать другим лицам использовать в доменных именах обозначения, тождественные ее фирменному наименованию или сходные с ним до степени смешения

ra2studio / Depositphotos.com

ООО обратилось в арбитражный суд с иском к физлицу – администратору доменного имени, сходного до степени смешения с фирменным наименованием общества, о запрете использования соответствующего обозначения. Однако суд отказал организации в удовлетворении исковых требований, сославшись на то, что действующим законодательством, и, в частности, ст. 1229, ст. 1473, ст. 1474 Гражданского кодекса, не предусмотрен такой способ защиты, как предъявление требования о запрете использовать в администрируемом ответчиком доменном имени обозначение, сходное до степени смешения с фирменным наименованием истца.

Суд апелляционной инстанции, однако, признал неправомерными выводы суда первой инстанции о неверном избрании способа защиты нарушенного права. Апелляционный суд указал, что администрирование ответчиком доменного имени, сходного до степени смешения с фирменным наименованием ООО, может расцениваться в качестве способа незаконного использования объекта интеллектуальной собственности, подлежащего правовой защите в рамках ст. 1229, ст. 1252 ГК РФ. Суд учел и то, что фирменное наименование в соответствии со ст. 8 Конвенции по охране промышленной собственности охраняется без обязательной подачи заявки или регистрации и независимо от того, является ли оно частью товарного знака. Но в итоге суд апелляционной инстанции все равно пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения исковых требований. Он обосновал это тем, что ответчик, будучи учредителем и руководителем третьего лица с точно таким же фирменным наименованием как у истца, но зарегистрированного ранее, не имел намерения ввести в заблуждение потребителей или нанести вред репутации ООО, обратившегося в суд.

Истец, не согласившись с решениями арбитражных судов, обратился с кассационной жалобой в СИП, настаивая на необходимости отмены этих судебных актов и нового рассмотрения его дела.

Аналитическая система «Сутяжник» поможет узнать, какие обстоятельства являются решающими для судов в конкретных видах споров. Вы сможете понять, как нужно скорректировать исковое заявление или претензию, чтобы увеличить вероятность принятия решения в вашу пользу. Начать работу

СИП в первую очередь отметил, что согласно ст. 1474 ГК РФ юрлицо, обладающее исключительным правом на фирменное наименование, вправе использовать его любым не противоречащим закону способом. При этом из буквального толкования п. 1 ст. 1474 ГК РФ следует, что приведенный в нем перечень вариантов использования не является исчерпывающим. А следовательно, юрлицо вправе указывать свое фирменное наименование в доменном имени в Интернете и запрещать иным владельцам доменов использовать в доменных именах тождественное фирменному наименованию или сходное с ним до степени смешения обозначение. Защита исключительных прав на средства индивидуализации при этом может осуществляться, в частности, путем предъявления к соответствующим лицам требований о пресечении действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, а также о возмещении убытков (п. 1 ст. 1252 ГК РФ).

Согласно п. 3 ст. 1474 ГК РФ не допускается использование юрлицом фирменного наименования, тождественного фирменному наименованию другого юрлица или сходного с ним до степени смешения, если организации осуществляют аналогичную деятельность и фирменное наименование второго юрлица было включено в ЕГРЮЛ ранее. Вне зависимости при этом от того, какая организация раньше приступила к деятельности (п. 59 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26 марта 2009 г. № 5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации»). Согласно позиции СИП, указанные нормативные положения применимы и к спорам о соотношении правовой охраны исключительного права на фирменное наименование и права на доменное имя.

Исследовав материалы дела, СИП указал на ошибочность выводов апелляционного суда о том, что ответчик является учредителем и директором третьего лица с наименованием, идентичным фирменному наименованию истца, но зарегистрированного при этом ранее. Ведь из выписки из ЕГРЮЛ следует, что директором и учредителем этой организации является другое лицо. Более того, СИП подчеркнул, что неясно, на основании каких доказательств апелляционный суд сделал вывод об осуществлении обозначенным третьим юрлицом фактической предпринимательской деятельности, аналогичной деятельности истца (розничная продажа мебели дистанционным способом), на момент регистрации спорного доменного имени.

Между тем, установление указанных обстоятельств имело существенное значение для разрешения спора. А нижестоящими судами, как отметил СИП, в нарушение норм процессуального законодательства эти обстоятельства установлены не были. В итоге суд отменил решения арбитражных судов на основании ч. 3 ст. 288 Арбитражного процессуального кодекса и направил дело на новое рассмотрение (постановление СИП от 12 февраля 2020 г. № С01-1228/2020). Несмотря на отмену судебных актов по указанным основаниям, важно учитывать то, что СИП в своем постановлении подтвердил право коммерческих организаций запрещать владельцам доменных имен использовать в них обозначения, тождественные фирменным наименованиям этих организаций или сходные с ними до степени смешения.

Доменным именам закон не писан?

У Интернета есть свои специфические болезни. И одна из них киберсквоттинг — регистрация доменных имен, совпадающих с зарегистрированными торговыми марками или именами знаменитостей. Статистические данные Всемирной организации интеллектуальной собственности (WIPO) показывают, что за 2005 год по сравнению с предыдущим годом количество дел, связанных с киберсквоттингом, увеличилось на 20%.

Центр по арбитражу и посредничеству WIPO рассмотрел в прошлом году 1456 дел такой категории. Среди компаний, которые судились с киберсквоттерами с помощью Центра, значатся Armani, Calvin Klein, Hugo Boss, Microsoft, Porsche, Ralph Lauren, Renault, Sony-Ericsson и другие. Россияне в 2005 году 19 раз выступили ответчиками. Но Россия может стать страной, которая первой положит конец этому явлению.

«Основная проблема для регистраторов доменов в зоне .ru — это киберсквоттерство – захват торговых марок, красивых доменных имен. Зарубежная практика показывает, что бороться с ним очень сложно. Надо бороться на законодательном уровне. На Западе, правда, на эту проблему вроде не обращают внимания, хотя у них это явление развито больше: у них 13 млн доменов, у нас 550-600 тысяч доменов в зоне . ru», — рассказывает руководитель отдела автоматизации доменных сетей ООО «Гарант-Парк-Телеком» Кирилл Юшков.

Сложившаяся ситуация, по мнению представителей правоохранительных органов, заслуживает особого законодательного регулирования, тем более, что в российских судах также увеличивается количество дел такой категории. Говорили о необходимости регулирования и некоторые регистраторы доменных имен в зоне .ru.

Между тем, подготовленный по поручению администрации президента правительственной комиссией по противодействию нарушениям в сфере интеллектуальной собственности проект четвертой части Гражданского кодекса РФ (ГК РФ), который, как предполагается, с января 2007 года заменит собой законы, действующие ныне в области защиты интеллектуальной собственности, вызвал немало противоречивых мнений. Юристы за исключением некоторых недоработок законопроекта в целом положительно оценили его, тем более что аналогов ему нет в мире. Тогда как крупные регистраторы доменных имен нарисовали не самые благоприятные перспективы внедрения проекта, говоря и об издержках, которые придется понести компаниям, и об уходе регистрируемых из зоны .ru. В чем особенности данного законопроекта, к чему приведет его реализация: к законодательному прорыву (русские первыми научатся грамотно регулировать отношения в сфере доменных имен) или станет экономическим тормозом?
По сведениям аналитиков, сегодня как таковое понятие «доменное имя » отсутствует в российском законодательстве. По сути, процесс регистрации доменных имен является саморегулируемым с 1993 года, когда ряд организаций подписали соглашение «О порядке администрирования зоны .RU». С тех пор, говорит эксперт фонда «Финам – Информационные технологии» Игорь Веретенников, Координационная Группа домена .RU принимала решения о том, кто и на каких условиях сможет регистрировать домены в Рунете. По сути, базой при этом служила западная практика, а также этические нормы, сформировавшиеся у наиболее значимых деятелей российского Интернета. Таким образом, основой для регистрации доменных имен в Рунете сейчас служат правила и регламенты, принятые Координационной группой.

Получается, что отношения регистратора и регистрируемых практически с самого зарождения Рунета строятся по принципу: «любой желающий может получить любое доменное имя при условии, что оно ранее не было занято кем-то другим». С одной стороны, это создает хорошее поле для деятельности киберсквоттеров, с другой, условия для бурного развития Рунета, который сейчас является наиболее свободной и способной частью российской экономики.
Новый законопроект должен будет кардинально поменять ситуацию, поскольку доменные имена в нем предполагается включить в российское законодательство о товарных знаках, так как доменные имена могут рассматриваться как одна из составляющих брэнда, пиара компании. До сих пор такого не было и доменное имя, если оно не зарегистрировано как товарный знак, могли легко «украсть». Собственно, и разработка закона обусловлена увеличившимся числом исков по воровству доменных имен тех компании, которые «раскручивали», сделали своим брендом доменное имя, но при этом не зарегистрировали его как торговую марку.

Как действуют сегодня киберсквоттеры? Они часто регистрируют у себя товарный знак с таким же именем, как доменное имя, а затем требуют владельца домена отдать им раскрученное доменное имя либо заплатить определенную сумму. Тогда как по новому закону регистрирующий орган должен будет проверить, есть ли такие зарегистрированные торговые марки или нет. В случае если они уже существуют, а доменное имя регистрировать будет запрещено.

«До этого сфера интеллектуальной собственности регулировалась разрозненными документами, сейчас все они сводятся воедино с устранением взаимных противоречий. Что касается сферы доменных имен, то они вообще выпали из сферы правового регулирования. Единственная касающаяся их норма — это признание их способом использования доменных имен. Конечно, сегодня этого недостаточно для такого объекта интеллектуальной собственности», — говорит президент юридической фирмы «Интернет и Право», автор книги «Доменные имена» Антон Серго .

Принимаемый законопроект, в общем-то, недоработанный до логического завершения, имеет как положительные, так и отрицательные моменты. Что касается регистраторов, для них, пожалуй, выявляется две основных проблемы, если законопроект в январе 2007 года запускается в том виде, в каком есть сейчас. Во-первых, они должны будут осуществлять проверку на существование товарного знака с таким же именем, какое предлагается зарегистрировать как доменное. Антон Серго отмечает в своем комментарии к закону, что сделать это сегодня практически невозможно.

Начальник юридического отдела РосНИИРОС Елена Герцева и юрист Координационного центра Виктория Ечкало , написавшие заключение по главе 76 проекта 4-ой части ГК РФ (в части доменных имен), предполагают, что необходимость таких проверок приведет к увеличению сроков регистрации доменных имен, а также удорожанию самой процедуры регистрации, поскольку проверки потребуют дополнительных денежных вливаний. И, как следствие, к потере привлекательности российского сегмента интернета. По их словам, такая проверка не проводится в других национальных доменах, там запрещается не регистрация доменных имен.

«Следует отметить, что у желающих зарегистрировать доменные имена в домене .RU всегда существует альтернатива в виде возможности зарегистрировать домен в других зонах, следовательно, в домене .RU резко сократится число регистраций. Кроме того, иностранного регистратора будет проблематично обременить какими- либо действиями по решению российского суда, например, снять делегирование для пресечения распространения какой-либо информации, нарушающей права третьих лиц, или наложить «арест» на домен в целях обеспечения исполнения решения суда, либо аннулировать его регистрацию», — говорят юристы РосНИИРОС и Координационного центра.

Во-вторых, регистраторы доменных имен должны будут отвечать за противоречащую закону регистрацию доменного имени в суде, что, естественно, у регистраторов вызывает недовольство, поскольку это и нервы, и опять же затраты, причем постоянные, как показывает мировая статистика по увеличению киберсквоттерства.

Кроме того, все международные документы, касающиеся вопросов, связанных с доменными именами, содержат положения и рекомендации о том, что процедура регистрации доменных имен должна в максимальной степени защищать регистратора от юридической ответственности и препятствовать его вовлечению в спор.

«Безусловно, необходима защита и владельцев доменных имен и владельцев средств индивидуализации от посягательств со стороны недобросовестных лиц, однако, на наш взгляд, это может быть реализовано иными способами без придания доменным именам статуса объекта исключительных прав. Учитывая положительный трехлетний опыт применения нормы ч.2 ст. 4 Закона «О товарных знаках…» при разрешении споров, по нашему мнению, ее следовало бы сохранить в Проекте», — рассказали о своем заключении эксперты.
Не менее интересной в связи с данным законопроектом является не только реакция крупных регистраторов доменных имен, но и бизнесменов. Как протест на принимаемый закон в Москве состоялся брифинг Коалиции в защиту прав интеллектуальной собственности, на котором были представлены результаты исследования мнения российских и международных правообладателей о проекте. 70% компаний оценили предлагаемые изменения в законодательстве негативно. Половина компаний посчитала, что принятие законопроекта отрицательно скажется на ведении их бизнеса.

Что вызвало опасения у бизнесменов: длительность сроков оформления доменных имен или увеличение их стоимости? Уж, кому как не им быть заинтересованными в защите своих прав на обладание доменом, уже при регистрации оплатить свое спокойное безсудебное существование в будущем. Однако протест вызван тем, что после вступления закона те, кто попытается зарегистрировать товарную марку уже после того, как существовало какое-то доменное имя, столкнется со множеством проблем, которые, как всегда, бывают, в переходном периоде. В данном случае из-за возможных недоразумений из-за пересечения доменных имен и товарных знаков.

Несмотря на некоторые шероховатости практически все юристы сходятся во мнении, что закон вполне имеет право на существование. А что касается удлинения сроков и удорожания процедуры, здесь, думаю, люди готовы будут вкладывать деньги в доменное имя, охраняемое законом, чтобы избежать возможных рисков судопроизводства. Те же, кто не хочет играть по правилам, смело сможет уйти в другие зоны и зарегистрироваться там под любым именем. Добавлю также, что сегодня необходимость введения законодательства в сфере регулирования доменных имен очевидна, поскольку Рунет перестал быть просто средством связи между двумя компьютерами. Он в значительной степени коммерциализовался, стал площадкой для распространения электронной торговли, местом активного распространения рекламы, а потому должен начинать жить не только по договоренностям, а и по законам.

К вопросу о доменных именах

Статья просмотрена: 69 раз

Илон Маск рекомендует:  Что такое код hw_getanchors

Библиографическое описание:

Звягин В. А. К вопросу о доменных именах // Молодой ученый. — 2010. — №8. Т. 2. — С. 81-84. — URL https://moluch.ru/archive/19/1888/ (дата обращения: 12.11.2020).

В подавляющем большинстве случаев интернет-сайты индивидуализируются в сознании пользователей Интернета именно по соответствующему доменному имени. Иначе говоря, доменное имя начинает выступать олицетворением соответствующего информационного ресурса, для адресации к которому оно используется, на него начинает переноситься репутация самого ресурса. А это ведет к тому, что ценность доменного имени будет зависеть от запоминаемости самого имени и от характера его предыдущего использования. Налицо тесная связь доменного имени и индивидуализируемого им ресурса.

В отношении иных систем адресации, используемых в современном мире, такое явление наблюдается очень редко, там это исключение, а не правило. Так, красивый телефонный номер может иметь значение для соответствующего магазина, но в сознании потребителей магазин лишь в исключительных случаях индивидуализируется по телефонному номеру (пусть даже и легко запоминаемому), а не по фирменному наименованию, товарному знаку, коммерческому обозначению. Для телефонного номера это будет редким исключением, а для доменного имени — правилом. О схожести почтового адреса и доменного имени вообще говорить не приходится.

Вполне понятно, что в таких условиях привлекательность доменного имени, его запоминаемость, легкость набора и т.д. приобретают очень большое значение. Посещаемость ресурса, его популярность и как следствие коммерческий успех не в последнюю очередь будут зависеть от выбора доменного имени. Более того, утрата доменного имени для определенного лица может привести к фактической потере значительной части аудитории соответствующего ресурса.

Необходимо учитывать, что отнесение объекта к категории средств индивидуализации определяется исключительно его функциональной характеристикой. В связи с этим отсутствие упоминания определенного объекта в законодательстве в качестве средства индивидуализации не может лишить объект такой характеристики. Тем более, что перечень охраняемых результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации указанный в ст. 1225 ГК РФ не является исчерпывающим.

При подробном анализе можно обнаружить, что у доменных имен и средств индивидуализации достаточно много точек соприкосновения. Допустим, пользователя интересуют банковские услуги. Тогда он может наугад набрать www.bank.ru и не ошибется. Если же его интересуют фототовары, то он может набрать www.kodak.ru. Естественно, зная об этом, владельцы информационных ресурсов (сайтов) стараются подобрать такое доменное имя, которое было бы простым для угадывания, т. е. известным и отражающим содержание сайта.

Налицо функциональное сходство доменных имен и средств индивидуализации участников гражданского оборота. Доменное имя идентифицирует некий объем информации, которая, кроме всего прочего, может содержать сведения о продукции и производителе, иногда саму продукцию (при возможности ее существования в цифровом виде). При помощи оригинального словесного электронного адреса пользователям представляется возможным выделить такого рода информацию среди других однородных предложений в Интернете и адресоваться к соответствующему информационному ресурсу. Учитывая возможность совершения сделок в сети, можно также утверждать, что предложенные к продаже товары могут быть введены в гражданский оборот.

Если тот или иной объект начинает активно использоваться для индивидуализации чего-то, то такой объект должен рассматриваться в качестве средства индивидуализации независимо от того, упоминается ли такое средство индивидуализации в законе. Фактически практика говорит об использовании доменного имени как средства индивидуализации. Если по поводу определенного объекта складываются общественные отношения, по своему характеру соответствующие предмету гражданского права, то они будут подпадать под действие соответствующих норм гражданского права. Поэтому и в этом случае отсутствие прямого упоминания какого-то объекта в законодательстве в расчет приниматься не должно. Право само по себе не порождает общественные отношения, а лишь устанавливает определенное их регулирование, ориентированное в большинстве случаев на определенный тип общественных отношений. Наличие такого регулирования общего характера позволяет избежать появления белых пятен в правовом регулировании в условиях непрерывно меняющейся общественной жизни. Соответственно появление нового объекта не требует немедленной реакции права, позволяя разрешать возникающие вопросы по общей модели. Хотя с момента появления Интернета в России в начале 90-х годов прошлого века прошло достаточно времени и накопился большой объем судебной практики, позволяющий законодательно урегулировать рассматриваемые отношения.

Жизнь доказала, что вводить специальные правила нужно. Специальные нормы, ориентированные на специфику объекта, будут, как правило, значительно эффективнее, чем общие нормы. Таким образом, введение в гражданское законодательство норм о доменных именах не будет означать распространение правовых норм на некую свободную от правового воздействия область, речь идет лишь о корректировке уже существующего общего регулирования, в любом случае применимого к соответствующим общественным отношениям с помощью специальных норм.

К сожалению, до сих пор еще распространено заблуждение, что Интернет является зоной, свободной от права, где никакие правовые нормы не действуют. Считается, что пестрое сообщество пользователей сети само в состоянии себя урегулировать. В связи с этим представляется интересной мысль, которая была высказана в одном из громких дел, связанных с использованием доменных имен в российском сегменте сети Интернет. Она прозвучала в ответ на утверждение суда о том, что специфика Интернета настолько велика, что действующее законодательство на него не распространяется. Ведь тогда в равной мере еще в недавнем прошлом можно было заявлять, что действующее законодательство не распространяется и на телевидение, использование факса и т. п. Распространенность этого мифа приводит к тому, что попытки разработки любых правовых норм, так или иначе затрагивающих Интернет, зачастую воспринимаются как угроза этой мифической свободе Интернета от права. Этим, вероятно, и можно объяснить боязнь введения специальных норм в отношении доменных имен. Но в результате получается, что возникающие конфликты все равно приходится решать праву, только решения достигаются намного сложнее и далеко не всегда эффективным образом.

За последние двадцать лет было несколько попыток рассмотрения законов об Интернете, но ни один из подготовленных законопроектов так и не был принят. Пока это привело только к появлению нескольких поправок в федеральные законы.

Одним из главных доводов противников введения в гражданское законодательство норм о доменных именах является отсутствие специальных международных соглашений об этом объекте, а также отсутствие их в Конвенции, учредившей Всемирную организацию интеллектуальной собственности (ВОИС). История Российского государства знает огромное количество примеров заимствования не самого лучшего опыта других государств. Следование подобной логике означало бы признание невозможности внесения сколь-нибудь серьезных изменений в российское законодательство без санкции мирового сообщества или наличия аналогичных нормативно-правовых актов в ведущих мировых державах. В действительности же международные нормы часто формируются после того, как различные варианты решения той или иной проблемы будут опробованы на национальном уровне. Необходимо также отметить, что указанная Конвенция никак не определяет, какие объекты интеллектуальной собственности должны (или не должны) указываться в законодательстве стран — участников этой Конвенции, она лишь устанавливает сферу компетенции создаваемой организации. При этом данный список является лишь примерным, в нем отсутствуют, например, такие объекты, которые присутствуют в ст. 1225 ГК РФ, как полезные модели (п.8 ч. 1 с. 1225 ГК РФ), промышленные образцы (п.9 ч. 1 с. 1225 ГК РФ), селекционные достижения (п.10 ч. 1 с. 1225 ГК РФ) и топологии интегральных микросхем (п.11 ч. 1 с. 1225 ГК РФ), зато присутствует прямое указание на возможность существования прав на иные объекты в этой сфере.

В действительности, судебная практика во многих странах мира (включая США) уже признала доменные имена видом интеллектуальной собственности.

Стоит также принять во внимание, что не только судебная практика, но и право в других странах отнюдь не игнорирует существование доменных имен. Нормативные акты о доменных именах существуют в таких разных странах, как Аргентина, Греция, Испания, Казахстан, Финляндия, и многих других, существует регулирование доменных имен и в европейских сообществах. Очень часто регулирование в этой сфере осуществляется различными административными органами. Вызывает серьезные сомнения, что такое детальное регулирование органами государственного управления является более демократичным и менее опасным для свободы в Интернете, чем признание в законе возможности существования права на доменное имя.

Появление нового средства индивидуализации не могло не породить конфликты, связанные с определением его места в системе уже существующих средств индивидуализации. Еще в 1999 г. в докладе ВОИС отмечалось, что доменные имена приобрели значение средства индивидуализации, имеющего коммерческое значение, и в результате пришли в конфликт с существовавшей до появления Интернета системой средств индивидуализации [1].

Представляется, что уровень развития Интернета в России достиг уже уровня, когда правовая стабильность становится необходимым условием дальнейшего развития бизнеса в этой сфере. Крайне рискованно начинать крупный проект в условиях правовой неопределенности, когда само существование проекта может оказаться зависимым даже от сотрудника — регистратора доменных имен, создающего свои собственные оригинальные правовые концепции. На практике регистраторы часто сами определяют, когда и как можно распоряжаться доменным именем, а когда это запрещается.

Говоря о распоряжении правом на доменное имя, нужно заметить, что этот вопрос напрямую влияет на оценку возможности экономической эксплуатации доменного имени. Приобретая раскрученное доменное имя, возможно, за достаточно высокую цену, его владелец, безусловно, заинтересован в том, чтобы иметь максимально широкие возможности по его использованию. А это включает в себя, например, и предоставление права пользования другому лицу, использование его в качестве средства обеспечения своих обязательств и т.д. Но эти возможности появятся только тогда, когда доменные имена будут полностью включены в систему существующих объектов права. Попытка включения доменных имен в перечень охраняемых результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации, была предпринята в проекте четвертой части ГК РФ, однако в окончательной редакции нормативного акта вышеуказанные нормы отсутствовали.

Таким образом, представляется, что введение доменных имен в гражданское законодательство, создание специального правового регулирования в этой области являются важной и актуальной задачей. В этом отношении появление в проекте четвертой части Гражданского кодекса доменных имен было очень своевременным. Возражения же против появления этого параграфа в проекте вызваны зачастую не столько концептуальными расхождениями, сколько нежеланием менять что-то в своей деятельности.

Исходя из сказанного, можно заключить, что гражданское законодательство должно как минимум признать право на доменное имя и предусмотреть общие правила оборота такого объекта. Одновременно включение доменных имен в систему объектов гражданского права даст возможность в полной мере распространить действие норм Гражданского кодекса на отношения, связанные с этим объектом. А это значит, что объем специальных норм о доменных именах может быть относительно небольшим, в то же время отношения, возникающие в этой сфере, будут урегулированы достаточно полно. Это одно из важных преимуществ кодифицированного законодательства.

В отношении определения в законодательстве вопросов регистрации доменных имен ситуация не является однозначной. Сложившаяся на сегодняшний день система регистрации доменных имен весьма далека от идеала. Однако реально рассчитывать на изменение этой системы без установления жесткого контроля государства за регистрацией доменных имен сейчас затруднительно. А введение контроля государства в этой сфере тоже имеет свои недостатки, в частности, это в определенной мере может негативно повлиять на развитие Интернета в России.

Одной из основных проблем является разграничение доменных имен и иных средств индивидуализации. По своей природе доменные имена предназначены для индивидуализации определенных ресурсов, размещенных на технических средствах, обеспечивающих их доступность через Интернет.

Включение доменных имен в число объектов права позволило бы защитить владельца доменного имени, обеспечить возможность полноценной экономической эксплуатации такого объекта, ввести оборот доменных имен в правовые рамки. К сожалению, эта возможность была упущена. Но проблемы остались, и всем нам придется их решать.

Анализ материалов судебной практики подтверждает необходимость активного включения в правовое поле таких понятий, как «Интернет», «домен» и других связанных с ними.

Можно с уверенностью говорить, что с началом полноценного функционирования национального домена .рф значение доменных имен как средства индивидуализации в Российской Федерации резко возрастет. Это в первую очередь будет связано с использованием имен на русском языке и удобством набора кириллицей.

Будущий закон об Интернете, безусловно, должен быть комплексным (содержать нормы различных отраслей права) и обязательно регламентировать принципы применения законодательства Российской Федерации (в первую очередь — гражданского) к отношениям в сети Интернет, некоторые фундаментальные принципы регулирования этих отношений с учетом их специфики, принципиальное решение вопроса о юридической природе доменных имен и других интернет-объектов, а также о подходах к их законодательному регулированию (например, «отношения по поводу регистрации и использования доменных имен регулируются законодательством Российской Федерации о. » и т. п.). Немаловажно ввести в законодательство и нормы, позволяющие эффективно применять к указанным отношениям действующее законодательство по аналогии, устраняющие противоречия и несообразности, возникающие в процессе прямого применения существующих сегодня норм.

Итак, практически не остается сомнений в том, что правовое регулирование развития глобальных информационных сетей станет одним из приоритетных направлений развития законодательства в наступившем веке. Вместе с тем вопросы о том, кто будет осуществлять такое регулирование, по каким направлениям регулировать и как, стоят очень остро. Появление специального законодательства должно сопровождаться совершенствованием уже существующих нормативных актов.

Проблемы правового регулирования доменных имен в гражданском законодательстве

(Калятин В. О.) («Вестник гражданского права», 2006, N 2)

ПРОБЛЕМЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ДОМЕННЫХ ИМЕН В ГРАЖДАНСКОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ

Калятин В. О., кандидат юридических наук, участник рабочей группы по разработке четвертой части Гражданского кодекса.

Появление в проекте четвертой части Гражданского кодекса Российской Федерации специального параграфа, посвященного доменным именам, вызвало оживленную дискуссию. Должно ли гражданское законодательство учитывать существование доменных имен, и если да, то в каком качестве? Разброс высказанных мнений оказался очень велик, и это неудивительно, ведь доменные имена появились сравнительно недавно. К сожалению, при подготовке проекта четвертой части ко второму чтению параграф о доменных именах был исключен из проекта — по причинам, далеким от вопросов корректности правового регулирования данной проблематики. Попробуем разобраться в том, насколько оправданным было включение норм о доменных именах в проект четвертой части. Как известно, для обеспечения двусторонней связи компьютеров, подключенных к Интернету, используется специальная система уникальных цифровых IP-адресов. В отличие от электронного устройства человеку работать с длинными цифровыми последовательностями неудобно (а после перехода от 32-битных адресов к 128-битным их длина еще больше возрастет), в связи с чем и была создана специальная система, позволяющая пользователям Интернета вместо цифровых адресов использовать адреса, включающие привычные символы алфавита. Важно подчеркнуть, что система доменных имен не заменяет собой систему IP-адресов, а лишь облегчает пользователю адресацию запросов. Удобство доменных имен было быстро оценено по достоинству — этот инструмент существенно облегчал работу в Интернете. Количество регистрируемых доменных имен стало быстро расти. Вполне естественно, что в то время, когда закладывались основы системы доменных имен, никто особо не задумывался о том, что значение создаваемой системы может значительно выйти за пределы облегчения адресации в сети. Однако по мере роста Интернета (на июль 2006 г. количество компьютеров, постоянно подключенных к сети (хостов), составило 440 млн. штук ) стало ясно, что, создавая сайт, нельзя пренебрегать выбором доменного имени. При стремительном увеличении количества сайтов в Интернете одной из важнейших задач владельца сайта становится выделение его в общей массе других сайтов, его индивидуализация. Доменные имена как раз и оказались очень удобным средством достижения этой цели. В подавляющем большинстве случаев интернет-сайты индивидуализируются в сознании пользователей Интернета именно по соответствующему доменному имени. Иначе говоря, доменное имя начинает выступать олицетворением соответствующего информационного ресурса, для адресации к которому оно используется, на него начинает переноситься репутация самого ресурса. А это ведет к тому, что ценность доменного имени в немалой степени будет зависеть от характера его предыдущего использования. Налицо тесная связь доменного имени и индивидуализируемого им ресурса. ——————————— Internet Domain Survey. Jul 2006 // http://www. isc. org/index. pl.

Нелишне заметить, что в отношении иных систем адресации, используемых в современном мире, такое явление наблюдается очень редко, там это исключение, а не правило. Так, красивый телефонный номер может иметь значение для соответствующего магазина, но в сознании потребителей магазин лишь в исключительных случаях индивидуализируется по телефонному номеру (пусть даже и легко запоминаемому), а не по фирменному наименованию, товарному знаку, коммерческому обозначению. Для телефонного номера это будет редким исключением, а для доменного имени — правилом. Это позволяет вычленить доменные имена из иных систем адресации, не ставших действительными средствами индивидуализации. Таким образом, наряду с функцией адресации запросов функция индивидуализации также стала основной функцией доменных имен . ——————————— См.: Калятин В. О. Доменные имена. М., 2002. С. 17 — 21.

Общее количество зарегистрированных доменных имен очень велико. Так, на середину 2006 г. в мире было зарегистрировано свыше 105 млн. доменных имен . Вполне понятно, что в таких условиях привлекательность доменного имени, его запоминаемость, легкость набора и т. д. приобретают очень большое значение. В конечном счете посещаемость ресурса, его популярность не в последнюю очередь будут зависеть от выбора доменного имени. Более того, утрата доменного имени для определенного лица может привести к фактической потере значительной части аудитории соответствующего ресурса. ——————————— The Domain Name Industry Brief. The VeriSign Domain Report. V. 3. Issue 1. August 2006.

В этой связи представляется, что доменное имя, безусловно, должно быть признано средством индивидуализации. Выполнение этим объектом функции индивидуализации отмечали В. Б. Наумов , А. С. Кемрадж , А. Г. Серго и многие другие. Так, по мнению А. Г. Серго, «можно говорить о такой важной функции доменных имен (в отличие от IP-адресов), как индивидуализация. Она вытекает из назначения доменного имени, поскольку доменное имя призвано не столько обеспечить адресацию запросов (как это делает IP-адрес), сколько заменить набор цифр емким и запоминающимся обозначением, то есть индивидуализировать определенный интернет-ресурс» . Доменные имена были признаны средством индивидуализации и Всемирной организацией интеллектуальной собственности . ——————————— Наумов В. Б. Право и Интернет. Очерки теории и практики. М., 2002. С. 160. Кемрадж А. С. Использование адресного пространства: доменные имена, защита прав владельцев доменных имен, пресечение недобросовестной конкуренции в области использования доменных имен // Правовые аспекты использования интернет-технологий. М., 2002. С. 46. Серго А. Г. Доменные имена. С. 46. Там же. См., например: http://www. wipo. int/amc/en/domains/reports/newgtld-ip/index. html.

При этом необходимо учитывать, что отнесение объекта к категории средств индивидуализации определяется исключительно его функциональной характеристикой. В связи с этим отсутствие упоминания определенного объекта в законодательстве в качестве средства индивидуализации не может лишить объект такой характеристики. Если тот или иной объект начинает активно использоваться для индивидуализации чего-то, то такой объект должен рассматриваться в качестве средства индивидуализации независимо от того, упоминается ли такое средство индивидуализации в законе. Является ли объект средством индивидуализации — это вопрос факта. Однако в прессе подчас высказывается точка зрения, согласно которой доменные имена, пусть даже и рассматриваемые в качестве средства индивидуализации, не могут признаваться объектом права. Рассматривая это возражение, нужно принять во внимание, что если по поводу определенного объекта складываются общественные отношения, по своему характеру соответствующие предмету гражданского права, то они будут подпадать под действие соответствующих норм гражданского права. Поэтому и в этом случае отсутствие прямого упоминания какого-то объекта в законодательстве в расчет приниматься не должно. Право само по себе не порождает общественные отношения, а лишь устанавливает определенное их регулирование, ориентированное в большинстве случаев на определенный тип общественных отношений. Наличие такого регулирования общего характера позволяет избежать появления белых пятен в правовом регулировании в условиях непрерывно меняющейся общественной жизни. Соответственно появление нового объекта не требует немедленной реакции права, позволяя разрешать возникающие вопросы по общей модели. Это, конечно, не означает, что вводить специальные правила не нужно. Специальные нормы, ориентированные на специфику объекта, будут, как правило, значительно эффективнее, чем общие нормы. Таким образом, введение в гражданское законодательство норм о доменных именах не будет означать распространение правовых норм на некую свободную от правового воздействия область, речь идет лишь о корректировке уже существующего общего регулирования, в любом случае применимого к соответствующим общественным отношениям с помощью специальных норм. К сожалению, до сих пор еще распространено заблуждение, что Интернет является зоной, свободной от права, где никакие правовые нормы не действуют. Распространенность этого мифа приводит к тому, что попытки разработки любых правовых норм, так или иначе затрагивающих Интернет, зачастую воспринимаются как угроза этой мифической свободе Интернета от права. Этим, вероятно, и можно объяснить боязнь введения специальных норм в отношении доменных имен. Но в результате получается, что возникающие конфликты все равно приходится решать праву, только решения достигаются намного сложнее и далеко не всегда эффективным образом. Одним из доводов противников введения в гражданское законодательство норм о доменных именах является отсутствие специальных международных соглашений об этом объекте, а также отсутствие их в Конвенции, учредившей Всемирную организацию интеллектуальной собственности (ВОИС) . Следование подобной логике означало бы признание невозможности внесения сколь-нибудь серьезных изменений в российское законодательство без санкции мирового сообщества. В действительности же международные нормы часто формируются после того, как различные варианты решения той или иной проблемы будут опробованы на национальном уровне. Что же касается упомянутых ссылок на Конвенцию об учреждении ВОИС, то частота их упоминания лишь свидетельствует о том, что данная Конвенция не является популярным чтением у многих российских юристов. Данная Конвенция никак не определяет, какие объекты должны (или не должны) указываться в законодательстве стран — участников этой Конвенции, она лишь устанавливает сферу компетенции создаваемой организации. При этом данный список является лишь примерным, в нем отсутствуют, например, такие объекты, как полезные модели, промышленные образцы, топологии интегральных микросхем и селекционные достижения, зато присутствует прямое указание на возможность существования прав на иные объекты в этой сфере. ——————————— Стокгольмская конвенция, учредившая Всемирную организацию интеллектуальной собственности, 1967 г.

В действительности, судебная практика во многих странах мира (включая США) уже признала доменные имена видом интеллектуальной собственности. Любопытен довод, несколько раз высказывавшийся представителями Координационного центра домена «ru» в ходе дискуссии по проекту четвертой части Гражданского кодекса. Они подчеркивали, что права могут существовать только на средства индивидуализации, использующиеся в коммерческой деятельности, и в качестве примера указывали на то, что не существует некоммерческих товарных знаков и т. д. Здесь налицо явное заблуждение. Товарные знаки и знаки обслуживания могут принадлежать некоммерческим организациям и использоваться ими в своей деятельности. Более того, так и происходит на практике — любая серьезная некоммерческая организация всегда регистрирует свою символику в качестве товарных знаков. Известна и позиция, согласно которой введение прав на доменные имена ничего не добавляет к средствам, имеющимся у владельца доменного имени. Например, З. Милютин указывал, что «в Интернете доменное имя в такой защите не нуждается. Никто и так не сможет зарегистрировать и публично эксплуатировать в Интернете доменное имя, идентичное уже зарегистрированному» . Представляется, что здесь смешивается фактический контроль над объектом с правом на этот объект. То, что определенный объект находится под контролем лица, отнюдь не означает, что это лицо не нуждается в правовых средствах защиты своих интересов. Еще древнеримский юрист Павел писал: «Ты так же не можешь владеть тем, чем владею я, как не можешь стать там, где я стою» , но это не привело к тому, что право собственности было признано ненужным. Наличие регистрации доменного имени отнюдь не исключает возможность его неправомерного использования. Возможность использования доменного имени иным лицом, чем обладатель исключительных прав на него, может появиться на основании договора, известны случаи неправомерного завладения доменным именем (даже с изменением регистрационной записи) и т. п. Следование указанной выше позиции лишит защиты лицо, первоначально зарегистрировавшее доменное имя, и крайне осложнит коммерческое использование доменных имен. ——————————— Милютин З. Ю. Соотношение доменных имен со средствами индивидуализации: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2005. С. 81. Дигесты. 41. 2. 3. 5.

Появление нового средства индивидуализации не могло не породить конфликты, связанные с определением его места в системе уже существующих средств индивидуализации. Еще в 1999 г. в докладе ВОИС отмечалось, что доменные имена приобрели значение средства индивидуализации, имеющего коммерческое значение, и в результате пришли в конфликт с существовавшей до появления Интернета системой средств индивидуализации . Очевидно, вопрос разграничения доменных имен и иных средств индивидуализации стал весьма актуальным. Говорить, что не нужно ничего менять в законодательстве, — закрывать глаза на уже реально существующую проблему, которая со временем станет лишь еще острее. ——————————— Final Report of the WIPO Internet Domain Name Process. April 30. 1999. http://www. wipo. int/amc/en/process/process1/report/finalreport. html.

Такой конфликт средств индивидуализации носит системный характер, и его разрешение невозможно путем мелких корректировок норм, регулирующих существующие средства индивидуализации. В этом случае можно достичь только установления полного приоритета старых средств индивидуализации перед новыми, что приведет к утрате ими какой-то ценности либо норма просто не будет соблюдаться на практике. Невозможно нормально разграничить два средства индивидуализации (если говорить именно о разграничении, а не об обесценивании одного из них), не определяя правовой режим каждого из них в законе. При этом нормы о каждом из таких средств индивидуализации должны быть увязаны со всем действующим гражданским законодательством. В этой связи представляются бесперспективными попытки решать возникающие проблемы путем внедрения в законодательство отдельных положений, например, касающихся признания использованием товарного знака включения соответствующего обозначения в доменное имя. В какой-то мере такие действия могут снять частную проблему, но они в принципе не способны разрешить конфликт между доменными именами и средствами индивидуализации в целом. Решать такую проблему надо комплексно. Попытка обойти возникающие вопросы путем установления безусловного приоритета товарных знаков , предпринятая в 2003 г., показала неэффективность такого подхода — существовавшие проблемы не только не были разрешены, но возникли и новые . ——————————— Причем не только перед доменными именами, но и перед иными средствами индивидуализации, поскольку даже наличие соответствующего фирменного наименования и т. д. не защитит владельца доменного имени от претензий владельца товарного знака. Калятин В. О. Право в сфере Интернета. М., 2004. С. 223 — 224.

Следует признать, что интересы добросовестных владельцев доменных имен должны быть защищены не хуже, чем интересы владельцев иных средств индивидуализации. Достичь этого можно только путем закрепления в гражданском законодательстве самостоятельного права на доменное имя. А ведь случаи, когда хорошо известные доменные имена отбирались владельцами товарных знаков, зарегистрированных позже доменного имени, уже известны, и их число растет. Такое явление получило название «обратный захват». Пытаясь защитить владельцев товарных знаков и не признавая в то же время права на доменное имя, мы рискуем создать новые проблемы. Признание права на доменное имя является необходимым условием обеспечения защиты интересов его владельца. Но не менее важно обеспечить и возможность оборота доменных имен. Динамичность Интернета, естественно, присущая ему, должна учитываться и правом, это касается и обеспечения оборотоспособности доменных имен. Высокая оборотоспособность доменных имен неоднократно отмечалась и в литературе . Потребность обеспечения такого оборота существует объективно, и даже когда в России делались попытки запретить возмездное отчуждение доменных имен, их переход не прекратился — заинтересованные лица стали изобретать различные обходные пути. Наконец, здравый смысл победил — и положение, запрещающее уступку доменного имени, было удалено из Регламента по регистрации доменного имени в зоне «ru». ——————————— См., например: Наумов В. Б. Указ. соч. С. 161.

В настоящее время гражданское законодательство не предусматривает каких-либо ограничений для оборота доменных имен. Пункт 1 ст. 129 Гражданского кодекса РФ устанавливает, что объекты гражданских прав могут свободно отчуждаться или переходить от одного лица к другому в порядке универсального правопреемства либо иным образом, если они не изъяты из гражданского оборота или не ограничены в обороте. Таких изъятий или ограничений в отношении доменных имен в настоящее время нет. Но отсутствия прямого запрета недостаточно, для обеспечения оборота необходимо прежде всего встроить новый объект в систему норм, регулирующих договорные отношения. Сегодня же, например, среди юристов, работающих с доменной проблематикой, нет единодушия даже относительно того, какие виды договоров должны использоваться для распоряжения правом на доменное имя. Но ведь такие сделки совершаются ежедневно, и в условиях правовой неразберихи практически все из них оказываются потенциально уязвимыми. Представляется, что уровень развития Интернета в России достиг уже уровня, когда правовая стабильность становится необходимым условием дальнейшего развития бизнеса в этой сфере. Крайне рискованно начинать крупный проект в условиях правовой неопределенности, когда само существование проекта может оказаться зависимым даже от сотрудника — регистратора доменных имен, создающего свои собственные оригинальные правовые концепции. Мне приходилось встречать юристов — известных регистраторов, утверждавших, что при передаче права на доменное имя договор отсутствует в принципе, поскольку регистратору достаточно получения писем от обеих сторон. На практике регистраторы часто сами определяют, когда и как можно распоряжаться доменным именем, а когда это запрещается. Например, на сайте у регистратора АНО «Региональный Сетевой Информационный Центр» (Ru-Center) со ссылкой на утвержденный этим регистратором регламент сообщается, что передача доменного имени не допускается, в частности, если прошло менее 60 календарных дней после получения администратором домена прав администрирования от иного лица или смены регистратора, а также если Ru-Center запрашивал у администратора домена какие-либо сведения и таковые не были предоставлены в установленный срок . Как уже было сказано выше, раньше этот регистратор вообще запрещал возмездное отчуждение доменных имен, сегодня разрешил, завтра он (или другой регистратор) решит, что право на доменное имя нельзя передавать резидентам определенной страны, или изобретет еще что-нибудь; сегодня нельзя передать доменное имя в течение двух месяцев после его приобретения, а завтра, может быть, регистратор захочет увеличить этот срок до одного года и т. д. ——————————— http://www. nic. ru/dns/docs/no_transf. html.

Такое положение, конечно, очень удобно для регистраторов, но выгодно ли оно владельцам доменных имен, да и обществу в целом? Кроме того, нельзя забывать, что без признания права на доменное имя для передачи контроля над доменным именем придется использовать механизм перемены лица в обязательстве (между регистратором и его клиентом). В этом случае любая передача доменного имени будет требовать получения согласия регистратора доменного имени, являющегося кредитором прежнего владельца доменного имени . Оборот доменного имени будет в этом случае осложнен, да и возможность регистратора в любой момент отказаться дать согласие на совершение сделки может создать серьезные проблемы. ——————————— Пункт 1 ст. 391 ГК РФ.

Говоря о распоряжении правом на доменное имя, нужно заметить, что этот вопрос напрямую влияет на оценку возможности экономической эксплуатации доменного имени. Приобретая раскрученное доменное имя, возможно, за достаточно высокую цену , его владелец, безусловно, заинтересован в том, чтобы иметь максимально широкие возможности по его использованию. А это включает в себя, например, и предоставление лицензии на использование доменного имени другому лицу, использование его в качестве средства обеспечения своих обязательств и т. д. Но эти возможности появятся только тогда, когда доменные имена будут полностью включены в систему существующих объектов права. В то же время исключение доменных имен из перечня охраняемых результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации, сформулированного в проекте четвертой части как исчерпывающего, будет означать лишение владельцев доменных имен и тех возможностей, которые они имеют на сегодняшний день. ——————————— Так, доменное имя «sex. com» было продано за 12 млн. долл., «business. com» — за 7,5 млн. долл., «korea. com» — за 5 млн. долл. и т. д., в России суммы, за которые продаются доменные имена, конечно, намного скромнее, но и здесь они могут быть достаточно крупными.

Таким образом, представляется, что введение доменных имен в гражданское законодательство, создание специального правового регулирования в этой области являются важной и актуальной задачей. В этом отношении появление в проекте четвертой части Гражданского кодекса доменных имен было очень своевременным. Возражения же против появления этого параграфа в проекте вызваны зачастую не столько концептуальными расхождениями, сколько нежеланием менять что-то в своей деятельности. Можно заметить даже, как изменялась позиция некоторых критиков проекта четвертой части, когда он стал реальностью. Так, уже упоминавшийся выше АНО «Региональный Сетевой Информационный Центр» резко возражал против включения доменных имен в Гражданский кодекс и признания доменных имен интеллектуальной собственностью . В то же время на момент написания этой статьи на сайте указанного регистратора все еще находился редакционный материал трехлетней давности, озаглавленный «Доменные имена — интеллектуальная собственность в Интернете», в котором чувствуется явное сожаление по поводу задержки принятия законодательства о доменных именах как новом виде интеллектуальной собственности: «Как в России, так и за рубежом тормозится принятие законодательных актов, регулирующих сферу интернет-права. Третья глава Гражданского кодекса, вступившая в действие с 1 марта 2002 г., принята в редакции без статей, регулирующих вопросы защиты интеллектуальной собственности и авторских прав… Конечно, интеллектуальная собственность в Интернете — это не только (и не столько) доменные имена, но нас больше всего интересуют именно они. Не лучшим образом на Рунете сказывается и лоббирование своих интересов отдельными ведомствами. В частности, редакция поправки к Закону о товарных знаках, предложенная Роспатентом (и принятая депутатами Госдумы в первом чтении!), очевидно, не выгодна добросовестным владельцам доменов, так как устанавливает приоритет товарных знаков над доменными именами» . ——————————— http://info. nic. ru/st/13/out_1226.shtml. По-видимому, авторы статьи имели в виду третью часть Гражданского кодекса. http://info. nic. ru/st/15/out_61.shtml.

Стоит также принять во внимание, что право в других странах отнюдь не игнорирует существование доменных имен. Нормативные акты о доменных именах существуют в таких разных странах, как Аргентина, Греция, Испания, Казахстан, Финляндия, и многих других, существует регулирование доменных имен и в европейских сообществах. Очень часто регулирование в этой сфере осуществляется различными административными органами. Вызывает серьезные сомнения, что такое детальное регулирование органами государственного управления является более демократичным и менее опасным для свободы в Интернете, чем признание в законе возможности существования права на доменное имя. Исходя из сказанного, можно заключить, что гражданское законодательство должно как минимум признать право на доменное имя и предусмотреть общие правила оборота такого объекта. Одновременно включение доменных имен в систему объектов гражданского права даст возможность в полной мере распространить действие норм Гражданского кодекса на отношения, связанные с этим объектом. А это значит, что объем специальных норм о доменных именах может быть относительно небольшим, в то же время отношения, возникающие в этой сфере, будут урегулированы достаточно полно. Это одно из важных преимуществ кодифицированного законодательства. В отношении определения в законодательстве вопросов регистрации доменных имен ситуация не является однозначной. Сложившаяся на сегодняшний день система регистрации доменных имен весьма далека от идеала. Однако реально рассчитывать на изменение этой системы без установления жесткого контроля государства за регистрацией доменных имен сейчас затруднительно. А введение контроля государства в этой сфере тоже имеет свои недостатки, в частности, это в определенной мере может негативно повлиять на развитие Интернета в России. Так или иначе вариант, избранный в проекте четвертой части ГК, представляется наиболее безболезненным: законодательство регулирует ограниченный круг вопросов применительно к доменным именам, прямо признавая существующую систему регистрации. Одной из основных проблем является разграничение доменных имен и иных средств индивидуализации. По своей природе доменные имена предназначены для индивидуализации определенных ресурсов, размещенных на технических средствах, обеспечивающих их доступность через Интернет. В терминологии Федерального закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» такой интернет-ресурс может быть определен как информационная система. Доменное имя, конечно, не должно подменять товарный знак. По этой причине включение товарного знака (впрочем, как и фирменного наименования или известного в Российской Федерации коммерческого обозначения) в доменное имя не должно допускаться, если в результате таких действий могут быть нарушены охраняемые законом интересы обладателя исключительного права. Логично запретить именно не использование доменного имени, включающего такое обозначение, а саму его регистрацию, ведь недобросовестное лицо может захватить доменное имя не с целью использования, а желая перепродать его позже (например, тому же владельцу товарного знака). Как известно, захватчики доменных имен очень часто ссылаются на то, что регистрация доменного имени не является использованием товарного знака в Интернете для определенных товаров или услуг (такое условие предусмотрено сейчас Законом РФ «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров»). Это весьма значительная проблема, и решать ее нужно. Данное требование должно быть обращено не к регистратору, а к лицу, желающему зарегистрировать определенное доменное имя. Требовать от регистратора проверять каждое заявляемое обозначение можно только в том случае, если бы плата за регистрацию полностью покрывала расходы на проведение соответствующего поиска, но для доменных имен это условие вряд ли выполнимо. Таким образом, заявитель должен сознавать, что включение в регистрируемое им доменное имя чужого средства индивидуализации может привести в последующем к утрате права на доменное имя. К выбору доменного имени нужно подходить ответственно, не стоит полагаться на то, что владелец хорошо известного товарного знака, возможно, никогда не узнает о существовании данного интернет-ресурса. Конечно, это не означает, что заявитель всегда должен проводить поиск, например, по зарегистрированным товарным знакам, прежде чем принять решение о выборе доменного имени. Облегчить его положение можно следующим образом. Представляется разумным вывести домены высоких уровней из-под контроля владельцев средств индивидуализации. Конфликты владельцев доменных имен третьего и последующих уровней с владельцами иных средств индивидуализации встречаются довольно редко. Действительно, если в домене «ru» может существовать только одно доменное имя вида «слово. ru», то доменных имен, включающих слово в третий уровень, может существовать столько, сколько есть доменов второго уровня. При этом в отношении выполнения индивидуализирующей роли значение части доменного имени, указывающей на второй уровень, намного выше, чем части, указывающей на третий (и тем более на четвертый и т. д.) уровень. Такое последовательное снижение значения различных частей доменного имени также является особенностью этого средства индивидуализации. Реализация указанного выше подхода позволит пользователю Интернета всегда иметь безопасный вариант поведения. Если есть желание полностью гарантировать себя от претензий владельцев иных средств индивидуализации, то можно выбрать домен третьего или более высокого уровня. В этом случае проводить какой-либо поиск будет не нужно. Конечно, коммерческая ценность такого доменного имени будет ниже, чем у доменного имени второго уровня, но это будет платой за безопасность. В других случаях заявитель должен будет оценить, насколько велик риск, что доменное имя нарушит охраняемые законом интересы обладателя исключительного права на товарный знак, фирменное наименование или коммерческое обозначение (похожая ситуация существует на практике с фирменными именами и будет существовать после принятия четвертой части Гражданского кодекса с коммерческими обозначениями). При начале крупного коммерческого проекта провести предварительный поиск стоит в любом случае, впрочем, так и сейчас поступают серьезные предприниматели. Очень важно, чтобы гражданское законодательство предусмотрело защиту прав, возникших ранее. Если доменное имя зарегистрировано ранее, чем аналогичный товарный знак, то владелец доменного имени должен быть защищен от претензий владельца товарного знака. И в этом отношении положения проекта четвертой части Гражданского кодекса, позволявшие владельцу доменного имени, организовавшему удачный проект, защититься (причем даже без необходимости вести долгий судебный процесс) от претензий недобросовестных лиц, желающих отобрать его доменное имя, представляются очень важными. Вполне понятно, что это не кас ается случаев, когда действия владельца доменного имени могут быть определены как недобросовестная конкуренция. Вместе с тем в проекте четвертой части ГК содержится положение, позволяющее исключить регистрацию товарных знаков, совпадающих с чужими доменными именами (т. е. товарных знаков вида, например, «слово. ru») без согласия владельца доменного имени. Специфичный вид доменных имен означает, что товарный знак такого же вида будет однозначно восприниматься обществом как указывающий на совершенно определенный ресурс в Интернете. Очевидно, что регистрация такого товарного знака не имеет особого смысла, если не предполагается использование соответствующего доменного имени. В этом случае велика вероятность, что заявитель просто собирается воспользоваться популярностью какого-то интернет-сайта. Вполне справедливо, чтобы владелец соответствующего доменного имени мог пресечь попытки без его согласия эксплуатировать известность его же проекта. При этом не стоит опасаться, что введение такого правила создаст проблемы для регистрации доменного имени. Эксперту, рассматривающему заявку, достаточно проверить наличие лишь одного доменного имени, проверка займет менее минуты. Думается, что подобное «бремя» будет вполне оправданной платой за устранение возможности возникновения конфликтов после регистрации товарного знака. Таким образом, была предложена система, при которой защищаются владельцы не только товарных знаков, но и доменных имен, не только владельцы коммерческих, но и некоммерческих ресурсов. Эта возможность достигается за счет определенного разграничения этих лиц, выделения зон, в которых каждое из них в определенной ситуации будет иметь преимущество. Конечно, это означает, что в чем-то интересы таких лиц будут неизбежно ограничены, но право интеллектуальной собственности — всегда компромисс интересов, и рассчитывать на то, что закон будет всегда отдавать первенство интересам одного лица, нельзя. Указанный выше подход дает еще одно преимущество — в одних случаях исключается возможность конфликта интересов, в других — значительно облегчается разрешение споров. К сожалению, неудачное построение системы доменов, не позволяющее дополнительно развести ресурсы, ориентированные на различные виды товаров или услуг (подобно тому, как это сделано применительно к товарным знакам), ограничивает возможности устранения конфликтов средств индивидуализации. Но снять наиболее острые проблемы и облегчить разрешение возникающих конфликтов — вполне возможно. Новым средством борьбы с захватчиками доменных имен могло стать и установление возможности в судебном порядке прекратить право на доменное имя, если оно не использовалось в течение определенного срока. Тем самым доменные имена, зарегистрированные исключительно с целью их перепродажи, а также доменные имена, интерес к которым их владелец утратил, могут стать вновь доступными обществу. Для захватчиков доменных имен необходимость начать их использование может стать неприятным бременем, ведь одной лишь надписи «страница находится в стадии разработки» может оказаться недостаточно. Аналогичное правило уже давно существует в отношении товарных знаков. Включение доменных имен в число объектов права позволило бы защитить владельца доменного имени, обеспечить возможность полноценной экономической эксплуатации такого объекта, ввести оборот доменных имен в правовые рамки. К сожалению, эта возможность была упущена. Но проблемы остались, и всем нам придется их решать.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Кодинг, CSS и SQL