Lex и другие


Основные типы коллизионных привязок

Коллизионные нормы можно классифицировать не только по содержанию и видам, но и по типам коллизионных привязок.

При множестве способов выбора применимого права, определяемых коллизионными нормами различных государств, каждый из них является тем не менее лишь одной из вариаций ограниченного числа общих коллизионных формул, которые сложились в процессе многовекового развития коллизионного права и взаимных влияний. Эти предельно обобщенные и концентрированные правила (формулы) прикрепления (выбора права) получили в доктрине МЧП наименование «типы коллизионных привязок». Наиболее распространенными среди них являются:

1. Личный закон физических лиц (lex personalis). Эта привязка применяется при регулировании отношений с участием граждан, иностранцев, лиц без гражданства в отношении определения их право– и дееспособности, личных прав неимущественного характера (имя, честь, достоинство), а также некоторых отношений в области брачно-семейного и наследственного права. Известны две основные разновидности этого типа коллизионной привязки:

а) национальный закон или закон гражданства лица (lex patriae). В данном случае коллизионная норма оговаривает необходимость применения закона того государства, гражданином которого является соответствующее

физическое лицо. Например: «Гражданская дееспособность иностранного гражданина определяется его личным законом» (п. 1 ст. 1197 ГК РФ 2001 г.);

б) закон местожительства лица (lex domicilii) предусматривает применение закона страны, на территории которой данное физическое лицо имеет «оседлость» (проживает или находится). Например: «Личным законом лица без гражданства считается право страны, в которой это лицо имеет место жительства» (п. 5 ст. 1195 ГК РФ 2001 г.).

Каждая из указанных выше разновидностей привязки lex personalis имеет свои достоинства и недостатки. Так, например, закон домицилия в большинстве случаев способен достаточно эффективно обеспечить единство применимого права в семье. Однако если члены этой семьи имеют различное гражданство, то он оказывается уже недостаточным для полноценного регулирования их взаимоотношений. Кроме того, установление содержания элементов, составляющих домицилий, само по себе может стать серьезной коллизионной проблемой, так как его определение различно в различных странах.

Можно указать на определенную географическую сферу преимущественного распространения отмеченных разновидностей коллизионной привязки lex personalis. Так, принципа lex patriae придерживается большинство арабских, латиноамериканских и европейских стран континентальной системы права (кроме таких, например, как Норвегия, Дания, Исландия). В свою очередь, привязка lex domicilii распространена в странах «общего права», а также в таких латиноамериканских государствах, как Аргентина и Бразилия. Смешанный подход к решению данной проблемы можно встретить в законодательстве России, Австрии, Швейцарии, Мексики, Венесуэлы и некоторых других стран. Из него исходит и ст. 7 Кодекса Бустаманте. Эта классификация, однако, является во многом условной, так как речь здесь идет о выборе коллизионного принципа, имеющего не императивное, а преимущественное применение.

2.Личный закон юридического лица (lex societatis).Данный тип коллизионной привязки оговаривает применение права того государства, к которому принадлежит юридическое лицо (в котором оно имеет статус, подлежащий признанию за границей). Она используется главным образом при определении гражданско-правового статуса иностранных юридических лиц.

Ситуация здесь осложняется тем, что право различных государств по-разному решает вопрос о способе определения национальной принадлежности юридического лица, используя такие, например, несовпадающие критерии, как место регистрации (инкорпорации) юридического лица; место нахождения его административного центра; место осуществления основной деятельности юридического лица и др. В соответствии с законодательством России (п. 1 ст.1202 ГК РФ 2001 г.) «Личным законом юридического лица считается право страны, где учреждено юридическое лицо».

3. Закон местонахождения вещи (lex rei sitae). Предусматривает необходимость применения права государства, на территории которого находится вещь, являющаяся объектом соответствующего правоотношения. Обычно в объеме коллизионных норм с таким типом привязки содержится указание на правоотношения, возникающие в связи с появлением, изменением или прекращением права собственности на имущество и других вещных прав, определением их объема, а также правового положения тех или иных материальных объектов. Привязка такого типа содержится, например, в п.1 ст. 1206 ГК РФ 2001 г.: «Возникновение и прекращение права собственности и иных вещных прав на имущество определяется по праву страны, где это имущество находилось в момент, когда имело место действие или иное обстоятельство послужившее основанием для возникновения либо прекращения права собственности и иных вещных прав, если иное не предусмотрено законом».

Сам принцип привязки lex rei sitae достаточно широко распространен в мире и не вызывает особых дискуссий. Проблема состоит в определении сферы его действия. Дело в том, что в целом ряде случаев приходится разграничивать действие привязки lex rei sitae и других типов привязок в силу специфики объекта и объема коллизионной нормы. Так, например, совершенно другие, отличные от lex rei sitae, «формулы прикрепления «содержатся в нормах российского и иностранного права, объемы которых касаются отношений, возникающих в процессе приобретения собственности на вещь в порядке наследования, определения права собственности на имущество, находящееся в пути, и др

4.Закон места совершения акта (lex loci actus).Данный тип коллизионной привязки оговаривает применение права того государства, на территории которого совершена сделка гражданско-правового характера. Эта формула прикрепления носит обобщающий характер и в указанном виде практически не применяется, так как категория «акт гражданско-правового характера» – понятие достаточно широкое и охватывает значительный круг международных немежгосударственных невластных отношений. Поэтому привязка lex loci actus находит свою конкретизацию в различных коллизионных нормах в зависимости от того, о какого рода акте идет речь. Среди ее основных разновидностей следует выделить:

а) закон места совершения договора (lex loci contractus). В данном случае подлежит применению право того государства, где заключен договор. Эта привязка используется в основном при определении вытекающих из него прав и обязанностей сторон.

Несмотря на свою простоту и удобство указанная разновидность привязки lex lociactus применяется все реже. Это объясняется тем, что с расширением практики заключения договоров путем переписки, обмена факсимильными, телеграфными сообщениями и т. д., многие из них потеряли реальную физическую связь с территорией какого-либо государства. Поэтому понятие «место заключения договора» в настоящее время является скорее юридической, чем фактической категорией.

В настоящее время ст. 444 нового ГК РФ внесла некоторые изменения в этот вопрос. В соответствии с ней, «если в договоре не указано место его заключения, договор признается заключенным в месте жительства гражданина или месте нахождения юридического лица, направившего оферту». Однако, хотя это обстоятельство и придает большую стабильность вопросу определения места заключения договоров с российским участием, оно не решает всех проблем, существующих в данной области МЧП в целом..

Тем не менее привязка «место заключения договора» еще сохраняется в законодательстве ряда государств (Франция, Италия и др.), где используется преимущественно в составе субсидиарных норм опосредованно к воле сторон.

б) право, устанавливающее форму акта гражданско-правового характера, также в основном определяет привязка, отсылающая к закону места его совершения (locus regit actum).

Так, п. 1 ст. 1209 ГК РФ 2001 г. устанавливает, что «форма сделки подчиняется праву места ее совершения», в то же время п. 2 и 3 ст.1209 ГК оговаривают исключения из этого правила, подчеркивая, что форма внешнеэкономических сделок с участием российских юридических лиц и граждан, а также сделок по поводу строений и другого недвижимого имущества, находящегося на территории нашей страны, определяется по российскому праву.

При этом следует иметь в виду, что применительно к внешнеэкономическим сделкам ГК РФ устанавливает обязательность соблюдения простой письменной формы, невыполнение которой влечет их недействительность. Это предписание Гражданского кодекса следует понимать ограничительно «установленное правило должно толковаться не как общее, а только как относящееся к сделкам (независимо от места их совершения), хотя бы одной из сторон которых является российское юридическое лицо или российский гражданин»;

в) закон жеста исполнения обязательства (lex loci solutionis). В соответствии с этим типом привязки для регулирования договорных обязательств сторон применяется право того государства, где подлежит исполнению обязательство, вытекающее из договора, или сам договор. Если таких мест несколько, то должно быть применено право страны, где исполняется основное обязательство (основная часть договора). В то же время некоторые правовые системы, например США и ФРГ, исходят из того, что в подобных случаях должно применяться право места исполнения каждого отдельного обязательства по контракту.

Часто привязка lex loci solutionis используется в более узкой трактовке применительно, в частности, к процессу приема-сдачи товара или осуществления платежа.

г) закон места причинения вреда Как отмечают английские исследователи Дж. Чешир и П. Норт, «значение определении компетентного закона для деликтных обязательств обусловлено тем, что внутреннее право отдельных стран часто по-разному отвечает на вопрос о бремени доказывания вины причинителя вреда, об ответственности за случай, о значении вины потерпевшего и на другие вопросы данного рода обязательств. Удельный вес коллизионных проблем в таких отношениях возрастает с расширением операций международного транспорта и ростом туризма».

В соответствии с коллизионной привязкой lex loci delicti commissi для регулирования отношений, возникающих вследствие причинения вреда, должно применяться право государства, на территории которого был причинен вред.

д) закон места совершения брака (lex loci celebrationis). Этот тип привязки используется, как правило, при регулировании вопросов, связанных с формой заключения брака. Например, п. 1 ст. 156 Семейного кодекса РФ от 29 декабря 1995 г. устанавливает, что «форма и порядок заключения брака на территории Российской Федерации определяются законодательством Российской Федерации». В других разновидностях брачно-семейных правоотношений указанная коллизионная привязка применяется значительно реже.

5.Закон страны продавца (lex venditoris). Этотпринцип закреплен, например, в п.1 ст. 8 Гаагской конвенции о праве, применимом к договорам международной купли-продажи 1986 г.: «Если стороны договора международной купли-продажи не выбрали применимое право, то тогда сделка регулируется правом государства, в котором продавец имел свое коммерческое предприятие в момент заключения договора».

Как видно изданного примера, привязка lex venditoris используется главным образом для выбора применимого права, определяющего права и обязанности сторон по внешнеторговым сделкам.


6. Закон, избранный сторонами правоотношения (lex voluntatis).Применяется в сфере договорных обязательств. В данном случае подавляющее большинство законодательных актов различных государств и международных договоров исходят из того, что при определении применимого права воля сторон должна быть решающей. И лишь в том случае, если она никак не выражена, должны применяться другие типы коллизионных привязок.

В законодательстве России на этой основе построены, в частности, п. 2 ст. 161 Семейного кодекса РФ (избрание супругами, не имеющими общего гражданства или совместного места жительства, права, подлежащего применению для определения их прав и обязанностей по брачному контракту).

Здесь, однако, необходимо отметить, что с чисто формальной точки зрения сама возможность сторон сделки избирать применимое право еще не содержит указания на это право. Оно будет определено субъектами соответствующих правоотношений позднее путем обозначения права конкретной страны или же обращения к одной из формул прикрепления, содержащихся в других коллизионных нормах. Поэтому lex voluntatis – это только своеобразная правовая предпосылка для определения коллизионной привязки и способ ее фиксации.

Принцип автономии воли сторон при определении применимого права нередко используется против экономически более слабого участника сделки. Это чаще всего практикуется в так называемых «договорах присоединения», которые содержат условия, изложенные в формулярах, выпускаемых страховыми обществами, транспортными, финансовыми организациями и другими крупными компаниями, занимающими доминирующее положение на рынке. Их клиенты в выработке подобных договоров не участвуют, и им остается только «присоединиться» к таким документам.

7. Закон флага (lex flagi).Эта привязка применяется главным образом при регулировании отношений, возникающих в сфере торгового мореплавания. Из принципа lex flagi исходят, например, многие положения главы XXVI «Применимое право» Кодекса торгового мореплавания РФ.

8. Закон суда (lex fori).Оговаривает необходимость применения закона страны, где рассматривается спор. В соответствии с этим типом привязки, судебный орган, несмотря на наличие иностранного элемента а рассматриваемом деле, будет применять при его разрешении только свое права.

9. Закон, с которым данное правоотношение наиболее тесно связано (Proper Law of the Contract).Эта формула прикрепления сложилась и применяется преимущественно в доктрине и практике международного частного права англосаксонских стран при регулировании договорных правоотношений. Нормы, содержащие подобную привязку, получили наименование «гибкие» коллизионные нормы. Это, по всей видимости, объясняется тем, что в данном случае связь конкретного правоотношения с правом того или иного государства устанавливается самим судом или сторонами путем толкования контракта и всех относящихся к нему обстоятельств.

В качестве примера статьи, содержащей указанную коллизионную привязку, можно назватьп.3 ст. 8 Гаагской конвенции о праве, применимом к договорам международной купли-продажи1986 г., который был включен в текст этого международного договора по настоянию делегаций Великобритании и США: «В порядке исключения, если в свете всех обстоятельств, взятых в целом, например, деловых отношений между сторонами, договор купли-продажи имеет явно более тесную связь с правом иным чем то, которое было бы применимо к договору в соответствии с п. 1 и 2 настоящей статьи (право страны продавца и покупателя), договор купли-продажи регулируется этим иным правом».

В числе других типов коллизионных привязок, существующих в современном МЧП, можно назвать закон валюты долга (lex monetae); закон места осуществления трудовой деятельности (lex loci laboris) и др.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Достойная вытяжная техника по минимальным ценам от Lex: вытяжки, которые сделают вашу кухню чище

Современная техника позволяет поддерживать кухню в чистоте даже при сложных процессах готовки, но высококачественные плиты, духовки и другие типы оборудования не могут гарантировать 100%-ную чистоту этой комнаты.

Чтобы окончательно избавиться от следов жира и неприятных запахов, остающихся после разогревания пищи, желательно выбрать мощную вытяжку. Производитель Lex предлагает нам множество вариантов вытяжной техники по приемлемым ценам.

Особенности бренда

Высококачественная техника для очистки воздуха на кухне разрабатывается итальянской компанией LexGroup с 2006 года. Несмотря на то, что инновационные решения только начинают внедряться в производство, а многие модели отличаются по принципам работы от других брендовых вытяжек с вековой историей, эта продукция может составить достойную конкуренцию многим вытяжкам, известным практически каждому потребителю.

Фабрики компании расположены в Италии и Китае, а продажи новых моделей осуществляются и в других странах, в том числе и в России, где практически каждая модель доступна по стоимости средней категории покупателей.

Компания производит вытяжки пристенного, островного, подвесного и других разновидностей с простым дизайном и удобным интерфейсом.

Благодаря использованию высокоэффективного итальянского оборудования выпускаемые модели – качественны и надежны. При возникновении поломок (что маловероятно в случае бережного использования) вы сможете получить помощь в сервисных центрах этого бренда: гарантийный период на некоторые модели может достигать 5 лет.

Большинство вытяжек этого производства могут работать и в режиме отвода воздуха, и в режиме рециркуляции: в комплект входят все необходимые фильтры, поэтому уже с первого дня использования вы сможете наслаждаться качественной очисткой своей кухни.

И не забывайте о том, что мощную вытяжку марки Lex можно приобрести по разной цене, в зависимости от набора дополнительных функций, размеров и предельной производительности.

Несмотря на то, что вытяжки такого типа идеально подходят для любой среднестатистической кухни, у них есть недостатки. Главный из них – это уровень шума: при использовании первой и второй скоростей он не доставляет дискомфорт, но самые мощные режимы многих вытяжек способствуют созданию достаточно громкого шума в помещении.

Каждая модель вытяжной техники Lex имеет свои особенности работы. Но еще большее разнообразие прослеживается в дизайне оборудования от этого производителя. Выясним, какими типами вытяжек располагают местные представительства компании на данный момент.

Виды вытяжек от Lex

Практически все вытяжки этой марки выполнены в современном стиле. Но модельный ряд Лекс включает и декоративную очистительную технику, которая больше подойдет для кухонь с изысканным классическом дизайном.

В целом же вытяжные устройства от этого производителя можно считать универсальными, так как их дизайн максимально упрощен и гармонирует с любыми расцветками и материалами.

Вы можете выбрать модель вытяжки среди следующих серий от Lex:

  • вытяжки группы Nova – техника с лаконичным дизайном, предназначенная для кухонных интерьеров в стиле хай-тек. В этой категории продукции от производителя – множество вытяжек с декоративными элементами из стали и стекла светлых и темных оттенков;
  • Smart Line – вытяжная техника для продвинутых потребителей. Многие модели по внешнему виду напоминают стильный абажур, дополненный функцией вентиляции воздуха;


  • серии Camino Decor и Camino Cristal включают вытяжки настенного типа с яркой галогенной подсветкой, а также металлическими и стеклянными вставками;
  • Camino Modern – похожая по оснащению группа вытяжного оборудования с более изысканным дизайном в современным стиле;
  • особо популярная серия Built In/Classic — вытяжки для встраивания в кухонные шкафы. Такие модели подойдут даже для маленькой кухни, так как представляют собой плоский корпус с двигателями высокой мощности.
  • Илон Маск рекомендует:  Программирование ega и vga

    Конечно же, каждая кухонная вытяжка Lex достойна вашего внимания. Ценовая политика производителя ориентирована на создание доступных вытяжных устройств высокого качества, соответствующих модным тенденциям в дизайне техники для кухни.

    Мы собрали информацию о самых распространенных вариантах выбора, технических характеристиках таких вытяжек и средних расценок на местном рынке.

    Обзор цен

    Производитель Lex предлагает целый ряд встраиваемых и подвесных вытяжек плоского типа для небольшой кухни. Всего за 3,2 тысячи рублей вы сможете найти компактную вытяжку 600 мм с мощностью 450 м3/ч. Похожая по дизайну и размерам металлическая вытяжка с производительностью 350 кубометров в час будет стоить около 3,3 тысяч рублей.

    Более мощные плоские подвесные вытяжки от этого производителя будут стоить на пару тысяч дороже. Все они дополняются небольшими стеклянными панелями спереди корпуса.

    Lex также выпускает телескопические и полновстраиваемые вытяжные устройства. Вытяжку на кнопочном управлении с выдвижной панелью, очищающую воздух на мощности около 400 м3/ч, можно найти за 5,5 тысяч. Мощную модель, полностью встраиваемую в навесной шкаф (850 м3/ч), вы найдете за 7,5 тысяч рублей и выше.

    Практически все каминные вытяжки этой марки оформляются в традиционном купольном стиле. За 6,5 тысяч рублей вы сможете приобрести мощную вытяжку с предельной пропускной способностью около 800 кубических метров в час.

    Одна из популярных моделей такого типа – вытяжка мощностью 380 кубометров в час – сегодня стоит около 6,7 тысяч рублей.

    Еще один пример эффективной купольной вытяжки от производителя Лекс – модель, выполненная в черном цвете и работающая на мощности до 800 кубических метров. Ее актуальная цена – от 7 тысяч рублей.

    Обратите внимание и на каминные вытяжки Т-образной формы: например, особой популярностью пользуются модели с основанием из стекла. Такая вытяжка с сенсорной панелью управления и мощностью 850 м3/ч оценивается в 10-12 тысяч.

    Поговорим о наклонных вытяжках от итальянского бренда. На такие модели есть и совсем небольшие расценки: например, всего за 6,2 тысячи вам доступна вытяжка из черного или белого тонированного стекла на кнопочном управлении. Ее максимальная мощность составляет около 420 кубических метров в час.

    Похожие по стилю и функционалу вытяжки с антивозвратным клапаном будут стоить около 9,7 тысяч рублей.

    Вытяжка с мощностью 520 м3/ч с декоративными вставками из стали, подходящая для кухни с более массивной мебелью современного типа, стоит до 10 тысяч рублей. Габаритные по форме и комплектации наклонные вытяжки Лекс с показателями производительности до 650 кубических метров в час будут стоить от 11 тысяч.

    Стоимость наклонной вытяжки со стандартным дизайном в черном цвете, имеющей сенсорную панель, пульт дистанционного управления, интенсивный режим и светодиодную подсветку, начинается с 14 тысяч рублей. Производительность вытяжки такого типа может достигать 900 кубометров в час.

    Обратите внимание и на доступные вытяжки с нестандартным дизайном:

    • угловые модели – например, такие, как вытяжка с деталями из дерева за 13,5 тысяч рублей;
    • островные вытяжки цилиндрической формы (максимальная мощность – до 800 м3/ч) – их цена составит от 22 тысяч;
    • настенные сенсорные вытяжки с круглой стеклянной панелью – около 28 тысяч рублей;
    • подвесные вытяжки с конусовидным корпусом – от 37,5 тысяч;
    • стильные прямоугольные вытяжки с подсвеченным рисунком – от 39 тысяч рублей;
    • наклонные вытяжки на дистанционном управлении со встроенным TV экраном – около 41,5 тысяч.

    Отзывы

    Предлагаем вам ознакомиться с особенностями еще нескольких вариантов из отзывов о вытяжках Lex.

    Наталья, Москва: в связи с переездом пришлось искать вытяжку под дизайн новой кухни. Под современный стиль искала наклонную модель в светлых тонах, но все вытяжки такого типа стоили недешево, а огромное количество функций и режимов мне было не нужно. Поэтому обратилась к представительству компании Lex, там мне помогли подобрать отличную по внешним меркам и производительности вытяжку из белого стекла.

    Вытяжка оказалась очень легкой и компактной: ее ширина составляет всего 500 мм. Вначале я боялась, что это скажется на производительности, но работает модель очень качественно.


    Кстати, и уровень шума у нее не особо большой, поэтому изящный дизайн полностью гармонирует с функционалом: моя кухня воспринимается легкой, воздушной – и, главное, чистой, чего я и добивалась при покупке вытяжной техники.

    Кристина, Липецк: Никогда не оценивала технику по внешним параметрам, да и зачем, если главное – это качество и скорость работы. Когда впервые увидела недорогие вытяжки от Лекс – поняла, что наконец-то смогу себе позволить не только надежный по функциональности, но и стильный вариант.

    Установила на кухню вытяжку купольного типа из стали. Еще при покупке проверила корпус на прочность и стойкость к загрязнениям: на металлической поверхности не остается видимых следов, что особенно важно, так как нередко я вынуждена переключать скорости уже в процессе готовки не самыми чистыми руками. Хотя и протирается вытяжка тоже достаточно просто, и даже для внутренней уборки или смены фильтров не придется напрягаться, так как открывающие держатели очень удобны в использовании.

    Мощность брала такую, чтобы хватило и при непредвиденных обстоятельствах: бывает, что что-нибудь пригорит, или придут курящие друзья – пока что выбранная вытяжка справлялась со всеми сложностями. И огромный плюс – не сильно высокий уровень шума. По крайней мере, телевизор слышно нормально.

    Я рада, что потратилась не зря – и, кстати, Лекс предлагает такие вытяжки по более низкой стоимости, чем многие известные бренды.

    Кто сказал, что качественная техника должна стоить дорого? Лекс уже давно развеял мифы о том, что чистая и уютная кухня – это роскошь, доступная не каждому.

    Выберите для себя подходящую модель от Lex – и уже после первой работы с этой техникой вы сможете убедиться во всех достоинствах, оцененных другими покупателями.

    Lex и другие

    Анатомия терминов. 400 словообразовательных элементов из латыни и греческого: учебный словарь-справочник. — М.: НЦ ЭНАС . Быков А.А. . 2007 .

    Смотреть что такое «лекс» в других словарях:

    Лекс — Коммуна Лекс Laix Страна ФранцияФранция … Википедия

    лекс — (лат. lex) закон … Macedonian dictionary

    лекс — (гк) λέξιζ слово, выражение, речь лексика совокупность слов (словарный состав) какого л. языка (или какой л. части словарного состава, например научная лексика), а также словарный состав произведений какого л. писателя дислексия расстройство… … Анатомия терминов. 400 словообразовательных элементов из латыни и греческого

    лексія — іменник жіночого роду від грец. лексис слово рідко … Орфографічний словник української мови

    Лекс Лютор — История публикаций Издатель DC Comics Дебют апрель 1940 года Авторы Джером Сигел, Джо Шустер Характеристики персонажа Альтер эго Александр Джозеф … Википедия

    Лекс Лютер — Лекс Лютор История Издатель DC Comics Дебют апрель 1940 Автор(ы) Джером Сигел, Джо Шустер Характеристики Псевдонимы Пересмешник (Mockingbird) Союзники Лига Несправедливости, Секретная шестерка Враги Кал Эл, Супермен … Википедия

    Лекс Лагер — Лекс Люгер Реальное имя: Лоуренс Венделл Пфол Имена на ринге: Полный Комплект Нарцисс Лекс Люгер Общая информация Рост: 192 см Вес: 122 кг Дата р … Википедия

    Лекс Люгер — Реальное имя: Лоуренс Венделл Пфол Имена на ринге: Полный Комплект Нарцисс Лекс Люгер … Википедия

    Лекс, Михаил Иванович — т. с., сенатор, товарищ министра внутренних дел; из иностранных дворян, отец его присягнул на подданство России в 1798 г.; родился 13 октября 1793 г., умер 7 декабря 1856 г.; образование получил в Смоленском кадетском корпусе, по окончании курса… … Большая биографическая энциклопедия

    Лекс, доктор философии — проф. Шляхетск. кадет. корпуса; р. 20 сент. 1787 г., † 18?? г. <Половцов>… Большая биографическая энциклопедия

    Заметка о Lex Sportiva и проблематике транснационального права

    Спортивное право – Lex sportiva – это яркий пример транснационального права, процессов усложнения правовых источников и их соотношения друг с другом. Суть транснациональной составляющей – это построение взаимодействий, контактов и коалиций за пределами национальных границ, то есть за пределами контроля государственными органами, отвечающими за внешнюю политику отдельно взятой страны.

    Lex Sportiva имеет разные территориальные уровни: Олимпийский уровень, общий международный уровень, региональный уровень, национальный уровень. Причем на каждом уровне по-разному модифицируются и интегрируются первичные спортивно-правовые источники. Формируется некая вертикальная сеть взаимодействия, иерархия, чем-то схожая с административным построением, объединяющим разные уровни.

    Со второй половины XX века (как раз после всеразрушающей войны и прихода понимания мировым сообществом того, что вопросы влияния и ‘захвата ресурсов’ можно и нужно решать исключительно мирным, ненасильственным, бескровным способом) возник разлом публичной и частной власти. При этом не всегда этот разлом конфликтен, зачастую он формирует эффективный симбиоз частных и публичных структур.

    Lex Sportiva по большому счету сводится к установленным правилам и принципам международных спортивных организаций и таких структур как CAS (судебные решения) и WADA (административные предписания и наказания по допингу).

    Lex Sportiva состоит из ‘первичного’ и ‘вторичного’ права (правовых источников). Первичное право – Уставы и регламенты международных спортивных организаций, а также документы и решения CAS и WADA. Вторичное право – уставы, регламенты, решения национальных федераций.

    Всю сферу Lex Spotiva можно разделить на два полушария – игровые правила и институциональные правила. Причем последние, то есть институциональные, являются самыми сложными. Яркий пример – организация международного соревнования уровня Чемпионата мира по футболу в той или иной юрисдикции со своими правовыми особенностями и с учетом выработанных правил и требований ФИФА. При заключении международного соглашения с ФИФА и/или принятия национального законодательного акта, закрепляющего данные государственные гарантии, затрагиваются разные правовые области – административное право, земельное право, градостроительное право, трудовое право, миграционное право, право интеллектуальной собственности и т.д.


    Экономический характер современного профессионального спорта (в отличие от былой ‘романтики’ XX века) все больше подвергает Lex Sportiva влиянию экономических правил и традиций. Яркие примеры – окна для трансферов в футболе, механизмы компенсаций за воспитание спортсменов, условия допуска к профессии спортивного агента и т.д.

    С одной стороны, каждый отдельно взятый вид спорта под той или иной международной спортивной организацией с выстроенной иерархией, включающей национальные ассоциации по данном виду спорта, формирует самостоятельную спортивно-правовую систему.

    С другой стороны, есть набор Олимпийских видов спорта в системе Международного Олимпийского Комитета (МОК), которые объединяют многочисленные международные и национальные спортивные федерации с более менее унифицированными правовыми нормами (институциональными, конечно же это не относится к игровым правилам и регламентам проведения соревнований по конкретному виду спорта).

    Почти все международные спортивные организации в своих Уставах приняли условие о подсудности рассмотрения спортивных споров CAS в качестве последней инстанции (который расположен в центре Европы, в Швейцарии).

    В Lex Sportiva, как и в любом транснациональной правовой дисциплине самая большая теоретическая проблематика и загадка существования кроется в природе легитимности спортивных норм и предписаний. Ведь всегда надо разделять просто факт существования той или иной правовой системы и легитимность такой системы. Например, откуда вырастает легитимность правил Ebay, легитимность правил игры в настольный теннис и система спортивных наказаний за те или иные нарушения? Несколько людей придумали какие-то условности и, распространив их в международной плоскости, сделали их ‘обязательными к исполнению’. Это легитимно? Это вообще демократично и соответсвует ли современным стадартам принятия справедливых и ‘истинных’ решений исключительно большинством голосов? Конституционный механизм (референдумы, власть народа посредством конституции передается управляющим структурам) никак нельзя распространить на природу транснационального права и, в частности, на Lex Sportiva.

    По сути в Lex Sportiva вся власть и право принятия решений монополизирована в руках небольшой группы людей, работающих в нескольких исполнительных комитетах. И такие люди, комитеты не являются предметом всеобщих выборов, их деятельность не является предметом мониторинга гражданским обществом. При этом такие люди обретают огромную публичную власть и управление большими финансовыми ресурсами. Концепция маленькой, но очень влиятельной элиты никак не вписывается в современную концепцию демократичного управления. Это скорее ближе к административному управлению различными процессами отдельно взятой диктаторской корпорации. Ряд правовых теоретиков относят Lex sportiva к международному (глобальному) административному праву. В такой системе отсутствуют четкие институты/механизмы учета мнения большинства и интегрирования таких мнений и интересов в каждодневную управленческую деятельность. То есть, по сути в рамках такой системе можно не соглашаться с мнением большинства и навязывать свою волю и видение правильности тех или иных решений.

    Другая теоретическая дилемма Lex Sportiva – производство норм и правил поведения является децентрализованным, но при этом политическая власть сконцентрирована в руках нескольких. А если объединить и централизовать – это вообще приведет к запредельной монополизации власти? Нельзя утверждать, что судебная составляющая в Lex sportiva на транснациональном уровне в общей системе координат независима и отделена от исполнительной и законодательной властей подобно судам национального уровня. Она вообще фрагментирована – национальные дисциплинарные спортивные комитеты, международные дисциплинарные спортивные комитеты, WADA, CAS… При этом такая едва ли отделенная судебная власть диктует и навязывает реальные наказания. Например, длительная спортивная дисквалификация — фактический запрет на трудовую деятельность. И как это соотносить с фундаментальным правом на трудовую деятельность, прямо закрепленным во многих национальных конституциях? Легитимно ли в рамках Lex Sportiva лишать человека права законного заработка в соответствие с его квалификацией!? Да и вообще тот же CAS немало критикуют за чрезмерную свободу действия и усмотрения в своих судебных решениях и ‘несправедливость отправления спортивного правосудия’ подобным образом с учетом закрытого списка судебных арбитров. Можно еще отметить и прямую экономическую зависимость CAS от Олимпийского движения. Все аспекты существования и деятельности CAS – это скорее тема для отдельной статьи и дальше углубляться в эту тему не будем.

    Сосуществование Lex Sportiva и такой наднациональной правовой системы как European Union (Европейский союз), объединяющей 28 стран Европы – это тоже отдельная сложная тема. В одном из своих судебных решений наднациональный суд ЕС (European Court of Justice) прямо указал, что право ЕС применимо и имеет верховенство в спортивных вопросах, которые имеют экономический характер. Чисто спортивные правила (какого размера должен быть спортивный снаряд и тому подобное) под юрисдикцию ЕС не подпадают. В некоторых точках Lex Sportiva и право ЕС пересекаются, и возникают разного рода коллизии. Например, спортивные трансферные правила и фундаментальная свобода передвижения в рамках ЕС, спортивные экономические правила и практика и антимонопольное законодательство ЕС и др. На примере футбола стоит отметить, что УЕФА в определенный исторический момент начала вести с ЕС политический диалог на предмет обоюдовыгодного сотрудничества. У УЕФА есть офис в Брюсселе, занимающийся лоббистской деятельностью. Впрочем в Брюсселе полно агентств и офисов компаний, занимающихся лоббизмом в целях претворения в своих своих интересов и амбиций на уровне европейского законодательства.

    Однако в лоббизме есть и позитивная составляющая – предварительный политический диалог позволяет избежать конфликтов и правовых коллизий в будущем. Например в начале 2000-х Европейская комиссия (главный исполнительный орган ЕС) в рамках политического диалога участвовала в разработке трансферной системы ФИФА и регламентов Формулы-1. В 2012 году, например, Европейская комиссия приняла активное участие в разработке минимальных требований стандартных контрактов для профессиональных футболистов в регионе УЕФА.

    Суд ЕС конечно же не может полностью взять на себя компетенцию CAS, но важно отметить, что при возникновении той или иной коллизии международного масштаба Суд ЕС конечно же имеет большую юридическую силу и является более сильным наднациональным судебным органом чем суд в Лозанне.

    Юридическая природа WADA и ее место в Lex Sportiva – это тоже отдельная и непростая тема для исследования. По сути WADA – это гибридная транснациональная частно-публичная структура. В ней помимо частных и независимых лиц состоят представители государств и национальных спортивных ассоциаций. Зародилась WADA относительно недавно в 1999 году там же где и CAS (Швейцария) следом за чередой скандалов касательно получения спортсменами несправедливых преимуществ в спортивных соревнованиях посредством употребления химических препаратов. Спортивное сообщество проявило политическую волю в создании наднационального института, строго заведующего вопросами допинга. Однако формально решения WADA также подпадают под юрисдикцию CAS. WADA – это яркий пример того как плюрализм позиций международных игроков и стремление к унификации и понятного для всех интерпретирования правил и поведений в схожих жизненных ситуациях на международном уровне привел к созданию узкоспециализированной транснациональной правовой системы. Но опять же особняком стоит вопрос легитимности такой правовой системы. Можно ли ее оправдать/объяснить желанием большинства избежать глобальной юридической анархии и разобщенности? Также как создание ООН объяснить стремлением к миру и избежании мировых войн? Как эти желания/устремления были формально выражены? Просто политические декларации группы стран и политиков?

    Цель данной заметки – открыть проблематику и множество нерешенных теоретических вопросов касательно Lex Sportiva и транснационального права. Вопросов здесь больше, чем ответом. На многие обозначенные вопросы и проблемы попросту нет единственно верных ответов, есть только мнения разных сторон и позиции разных академических групп. Lex Sportiva активно развивается, и на многие вопросы ответы даст только время. Важно понимать, что в современном мире усложняющихся процессов, в том числе юридических систем и их взаимодействий на международном уровне, Lex Sportiva заново заставляет задуматься о дефиниции закона, права, легитимности права, о многочисленности правовых источников и о международном законодательства в целом.

    LEX. Производитель
    встраиваемой бытовой техники

    LEX предлагает Вашему вниманию более 250 моделей вытяжек и встраиваемой техники (газовые и стеклокерамические электрические варочные поверхности, встраиваемые электрические духовые шкафы.

    Илон Маск рекомендует:  Что такое код getactivewindow

    Основная цель
    компании LEX GROUP

    В отношении потребителей — не просто создавать современную, красивую, удобную и качественную технику для кухни, но и делать ее более доступной;
    В отношении дилеров (партнеров) — оказывать помощь в развитии бизнеса, способствуя увеличению продаж и прибыли.

    Dura lex, sed lex!

    Очень любят у нас эту фразу кремлёвские юристы произносить. Иной раз даже слеза в их голосе чувствуется. Спросят их, а чего это совсем ещё молоденьких девчонок в тюрьме до решения суда держат, ну какую такую угрозу они государственному строю представляют? Да мы сами, отвечают, по этому случаю переживаем незнамо как, но дура лекс … и кивают в сторону западной демократии.

    Подумаешь и, вроде, всё так. Дура лекс — он и есть дура лекс. Просто у них он веками работает, а нам в новинку, не свыклись ещё. Ничего, вот демократия окрепнет и перестанем подозревать, что это существо в судейской мантии не закон блюдёт, а начальству подмахивает.

    Но с другой стороны, дура лекс — он что у них, что у нас. Однако, у них переборщили с ценами на бензин, так люди даже в мэрию Парижа не стали для согласования заходить, а сразу на улицы и через неделю государство очухалось и отступило.

    А у нас известнейший 77-летний правозащитник Лев Пономарёв в интернете пост написал, что давайте, сограждане, выйдем на митинг «За наших и ваших детей!» и ему 25 суток ареста впаяли!

    Или взять заокеанского судью. Взбрело ему в голову и он мотает нервы своему Президенту уж не первый год разбирательствами в подкупах и нечестностях на пути к Белому дому. Аргумент один — dura lex, sed lex!

    Наш тоже под лозунгом «дура лекс, сед лекс» дела рассматривает. Но пред выходом в судебное заседание наш сначала перекрестится на портрет Президента в кабинете, а потом уже идёт дуру лекс исполнять.

    Может нашим судьям с латыни чего не так перевели? И они не знают, что «дура лекс» означает «закон суров», а не то, что если ты в мантии, то можно несмотря на закон «дуру валять».

    Кстати, с наступающим Днём Конституции вас, россияне!

    Надо ли использовать YACC, LEX и подобные инструменты

    Первый вопрос, который задаёт себе разработчик компилятора, это «как»? Генераторы YACC и LEX помогают решить эту проблему. Возникает резонный вопрос: «Нужно ли их использовать? Задача разработки и сопровождения компилятора решается с ними легче или нет? Страхует ли они от ошибок или их провоцируют?»


    Вот мнение Дейкстры по этому поводу:

    В шестидесятые годы она [наука] разработала теорию синтаксического разбора, необходимую для поднятия уровня компиляторов выше уровня поделок, напичканных ошибками, и превратив её в предмет, пригодный для обучения. Это было главное достижение: я, например, помню весьма отчетливо, как в 1962 те из нас, кто действительно написал компилятор, выглядели в глазах остальных как некие полубоги. В связи с этим достижением я бы хотел подчеркнуть, что этого никогда бы не произошло, если бы мы со временем не научились давать формальное определение синтаксиса компилируемого языка: без этого формального определения слишком сложно было бы определить существование проблемы компиляции.

    Он прямо не призывает использовать YACC, LEX и им подобные инструменты. Но он призывает опираться на науку. На неё же опираются генераторы синтаксических анализаторов.

    Но вот другое мнение, мнение практика, который не только разрабатывал компиляторы (Zortech C++, D), он ещё и автор языка D. Это Уолтер Брайт. Из интервью с ним:

    Вопрос:
    Еще раз касательно вашего вышесказанного комментария про ошибки программирования, анализаторы YACC LALR нелюбимы за получаемые сообщения типа «где-то тут есть ошибка, но я не уверен, где именно». Ruby особенно плох в этом плане — вы хотите сказать, что D использует лучший «мешок фокусов» чем YACC?
    Уолтер Брайт
    Я никогда не использовал YACC; все сделанные мной лексеры и анализаторы полностью самодельные. Хорошее диагностирование ошибок, хорошее восстановление после ошибок для того, чтобы анализ мог быть продолжен без генерации моря ложных сообщений, — всё это в большей степени искусство, чем наука.

    Андрей Хохлов, разрабатывая свой язык Context, для одних версий компилятора применял Flex и Bison, для других нет. На вопрос «как легче, с Flex и Bison или без них», он ответил, что особой разницы в трудозатратах он не заметил.

    Отвечая на вопрос «с ними или без», нужно в случае утвердительного ответа ответить на вопрос «какой именно». Многие генераторы синтаксических анализаторов привязаны к инструментальному языку. Lex/Flex и YACC/Bison написаны на Си и генерируют код на нём же. CocoR «привязан» к C#, antlr, . — к Java.

    Есть ещё один чисто практический вопрос: какой алфавит и какую кодировку будет использовать будущий язык программирования? Если алфавит включает в себя что-то кроме стандартной латиницы, и программы на будущем языке будут писать в utf-8, сразу возникают проблемы в использовании Lex/Flex. Они не поддерживают напрямую Юникод. Текстовые константы придётся записывать примерно в таком виде: Что весьма ненаглядно и неудобно.

    » — больше. В языках с письменностью справа налево символ « » — меньше.

    Хотя перечень таких несовместимостей не полон, но он доказывает невозможность избежать проблем при одновременной поддержке или одновременном употреблении разных языков. Следовательно, для того, чтобы разрешить использование, к примеру, русского языка, его надо «подключить». После такого подключения символ «>» будет означать «больше». После подключения иврита «больше» — это « Есть ещё одна причина отказаться, как минимум, от генератора лексеров типа Lex/Flex. Они создают лексеры с фиксированным алфавитом и набором ключевых слов. Если компилятор должен по очереди работать, к примеру, с русским алфавитом и набором ключевых слов, а потом переключаться на английский вариант, то созданные с помощью Lex/Flex не смогут обеспечить такого переключения «на лету». Они слишком статичны для этого, они не могут менять своё поведение в динамике. Поэтому в многоязыковом программировании они нам не помощники.

    В теории можно создать свой лексер, который бы подавал на вход генератора парсеров YACC/Bison то же самое, что и отвергнутые Lex/Flex. Однако задача эта не из тривиальных.

    Опубликовано: 2015.01.02, последняя правка: 2020.01.28 20:50

    Оцените Оценки посетителей
    Нравится ████████████████████████████ 8 (66.6%)
    Неплохо ███████████ 3 (25%)
    Так себе ████ 1 (8.33%)
    Не нравится ▌ 0

    Отзывы

    На практике в любом случае очень многое придется дописывать вручную.
    У всех этих анализаторов для описания грамматики используется нотация семейства BNF (extBNF, ABNF, etc. ), которая обладает очень ограниченными возможностями. К примеру, приоритет для математических операций, комментарии экранирование символов и т.п. она не осилит. Контекстные условия тоже.
    А вот тонкости «Многоязычного программирования» наоборот для этих анализаторов вполне по плечу (это же банальные регулярные преобразования). Разве что поддержка (точнее, её отсутствие) юникода на Си может доставить немного проблем.

    P.S. Кстати, если кому будет интересна тема синтаксических анализаторов для языков прогрограммирования, рекомендую: Братчиков И.Л. «Синтаксис языков программирования».
    http://publ.lib.ru/ARCHIVES/B/BRATCHIKOV_Igor’_Leonidovich/_Bratchikov_I.L..html
    И вот что интересно: книга написана аж в 1975 году, но до сих пор актуальна, т.к. в данной области с тех пор почти ничего не изменилось.

    2020/04/03 16:25, Вежливый Лис #

    Надо заплатить константой за разрешение ограничений YACC и спокойно использовать Earley+SPPF.

    В чем разница между lex и yacc

    Я работал с lex для выполнения некоторого кода всякий раз, когда обнаруживается какое-то регулярное выражение, Может ли Yacc сделать что-то большее? Если да, то что?

    Да, YACC — это синтаксический анализатор, Lex — лексический анализатор. Они обычно используются вместе: вы Лекс ввод строки, а YACC — токеный ввод, предоставленный Лексом.

    Теперь регулярное выражение может представлять только обычные языки. Одним из ограничений обычного языка является отсутствие «памяти». Вы не можете определять правила принятия далее в строке, основываясь на том, что было раньше.

    Это в основном ясно видно в случае скобок. Обычный язык не может соответствовать вложенным скобкам на правильный уровень. Или любая другая такая структура. Грамматики (большинства) компьютерных языков могут и могут быть выполнены, и из-за этого они не могут быть проанализированы с помощью Lexer или регулярного выражения. Это где YACC приходит.

    Можно также изменить вопрос. Если YACC может сделать больше, почему бы не использовать его для лексического анализа? Ну, так получилось, что вы можете очень эффективно проверить правильность регулярного выражения, что не относится к общим грамматикам — не к одному уровню. Тем не менее, YACC может выполнять базовый лексический анализ, если лексические правила языка достаточно просты.

    lex — для ввода токенизации. То есть, отделяя ваш вход от объектов нижнего уровня, которые определяет ваша грамматика. Например, вы используете lex для определения ключевых слов, идентификаторов, строк, комментариев, пробелов и т.д.

    yacc предназначен для анализа вашей грамматики. Грамматика — это описание вашего языка, обычно определяемое в EBNF или какой-либо другой контекстно-свободной грамматике. Когда вы описываете свою грамматику в yacc, вы можете использовать ее для запуска действий вашего инструмента, когда распознаются элементы языка. Это может быть, например, построение деревьев синтаксиса для решения выражений, определение объектов области, определение переменных переменных и т.д.


    Это бесплатные продукты.

    lex — лексический анализатор . Он разбивает текст на токены. Его мощность примерно эквивалентна регулярному соответствию выражению. yacc — это генератор синтаксического анализа . Он принимает последовательность токенов (скажем, от lex) и интерпретирует их как ряд утверждений. Его мощность примерно эквивалентна контекстно-свободным грамматикам.

    Типичное применение lex и yacc — для реализации языков программирования. lex токенизирует вход, разбивая его на ключевые слова, константы, знаки препинания и т.д. yacc затем реализует настоящий компьютерный язык; например, распознавание оператора for или определение функции.

    В практическом смысле вы часто используете lex для обработки входного текста в куски. Затем вы используете yacc, чтобы объединить эти куски и обработать их в каком-то большем значении.

    lex и yacc обычно используются вместе. Так вы обычно создаете приложение, используя оба:

    Входной поток (символы) → Лекс (токены) → Yacc (Абстрактное дерево синтаксиса) → Ваша аппликация

    В общем, то, что сделает Лекс, читает исходный файл с самого начала и пытается сопоставить ряд регулярных выражений (у lex есть свой собственный специальный синтаксис для этого, который немного отличается от perl или sed regular выражения), а затем вызывается другая программа с каждым распознанным ею токеном. Токены могут быть либо просто равными перечисленными значениями, например, для ключевого слова или оператора, либо могут иметь некоторые метаданные, например, для литерального значения.

    Лекс обычно (хотя и не обязательно) используется для вызова Yacc. Yacc использует алгоритм парсера LALR, который, грубо говоря, работает, нажимая каждый токен на стек. Если в стеке есть последовательность токенов, которые он распознает, он выдает все маркеры, выполняет действие и вставляет еще один токен в стек.

    Правильная лексика для того, что работает Yacc, на самом деле является терминалом и не-терминалами. Терминал — это токен, который он получил от вызывающей программы (обычно Lex), а не-терминал — результат согласования последовательности в стеке.

    Обычно действия, выполняемые каждым правилом Yacc, — это либо вычислять результат вычисления, которому соответствует правило, либо создавать промежуточное представление, например дерево синтаксиса, для другого обрабатываемого прикладного уровня.

    Yacc, как и lex, может использоваться отдельно от другого. Например, вы можете использовать Yacc, передав его отдельным символам из исходного текста и использовать правила Yacc для распознавания каждого вида токена. Однако Yacc не может быть очень простым в использовании, поэтому полученный лексер будет намного сложнее, чем эквивалентный лексер в Lex. Более типичным будет использование ручного кодированного словаря по соображениям производительности или потому, что вам нужен умный лексер. Общим примером второго случая является то, что используется на языках C-типа, которые должны знать о предыдущих применениях идентификаторов, чтобы узнать, используются ли они для описания типов или переменных.

    Lex и другие

    Вы используете устаревший браузер. Пожалуйста, обновите браузер или скачайте Google Chrome.

    Заказ звонка

    • +7 (495) 797-20-30
    • 8 (800) 700-91-39 (бесплатный звонок по РФ)
    • ММДЦ «Москва-Сити», башня «Город столиц»
    • info@lex-pravo.ru

    1. Вы специализируетесь только по арбитражным спорам?

    Арбитражные споры – это, безусловно, основное направление в нашей специализации, так же, как и принудительное исполнение решений судов.

    Но в современном праве редки случаи, когда один частный вопрос не связан с другими сферами правового регулирования.

    Так, взыскивая задолженность по договору, можно столкнуться с банкротством, если должник в ходе принудительного исполнения судебного акта ушел в одну из процедур несостоятельности – наблюдение, конкурсное производство.

    В таких ситуациях для защиты интересов доверителя необходимо включаться в реестр требований кредиторов должника – в этот момент мы сталкиваемся уже с другим массивом нормативного материала, обладающего своей спецификой, которую ему придает судебная практика.

    Это всего лишь один из примеров направлений нашей работы.

    Наша многолетняя практика показала, что для того, чтобы стать лучшими в своем деле, нужно разнопланово развиваться.


    Поэтому наряду с арбитражными спорами и принудительным исполнением судебных актов, мы занимаемся налоговыми вопросами, административными спорами, корпоративным правом, а также подготовкой правовых заключений.

    2. Наш спор о взыскании денег по договору строительного подряда. Вы специализируетесь по этому вопросу? Где можно смотреть информацию о вашем опыте в этой сфере?

    Арбитражные споры в целом и по договору строительного подряда в частности являются нашей специализацией.

    По вопросу взыскания долгов по этому виду договора Группа юридических компаний «Лекс» имеет обширную практику.

    Подробная информация по этому вопросу представлена на главной странице нашего сайта в разделе «Наша практика».

    В этом информационном блоке систематизирован наш опыт по разным направлениям – от строительного подряда до электроэнергетики.

    3. Вы работаете с любой суммой арбитражного спора или есть минимум?

    Мы работаем с любой суммой арбитражного спора.

    Однако если долг меньше 1 500 000 руб., то мы изучаем документы, анализируем право, применимое к спору, составляем иск, консультируем по вопросу оплаты государственной пошлины, направляем иск в суд и контролируем дело до момента принятия иска к рассмотрению.

    Если сумма спора 1 500 000 руб. и больше, то мы занимаемся его полным правовым сопровождением, то есть клиент только передает нам необходимые документы и в результате получает решение суда в свою пользу.

    4. Вы работаете в регионах РФ?

    Да, работаем. Группа юридических компаний «Лекс» имеет обширную сеть своих представителей по всей стране – от Нижнего Новгорода до Хабаровска.

    Более подробная информация представлена в разделе «Регионы» на нашем сайте.

    5. Вы берете командировочные расходы, если спор рассматривается в городе, где есть ваш представитель?

    Нет, командировочные расходы в этом случае мы не берем.

    Развитая сеть представителей в регионах России позволяет нам экономить средства своего доверителя, которые он потратил бы на командировочные расходы.

    6. Какой порядок заключения договора?

    Вы связываетесь с нами любым удобным для Вас способом: звонок по телефону, заявка на сайте либо можете оставить свой номер, и мы перезвоним.

    Затем мы бесплатно изучим спорную ситуацию, посмотрим документы, оценим перспективы.

    После мы направим коммерческое предложение с предварительными условиями работы по Вашему вопросу: объем услуг, их стоимость и срок их оказания.

    Если Вы соглашаетесь, то условия из коммерческого предложения переходят в договор оказания юридических услуг.

    7. Какие финансовые условия Вы предлагаете?

    Оплата – после выполнения этапа работы. Стоимость прозрачна и по каждой услуге указана на соответствующей странице. Такой общий подход к цене услуги.

    Однако стоимость и порядок оплаты могут варьироваться в зависимости от сложности ситуации.

    8. У нас сумма спора на 3.5 млн руб. Долг образовался с июня прошлого года? На что мы можем рассчитывать?

    Безусловно, Вы можете рассчитывать на взыскание долга, если обратитесь к нам.

    Но сверх этого на сумму 3,5 млн руб. могут быть начислены проценты за пользование чужими денежными средствами на основании статьи 395 Гражданского кодекса Российской Федерации, сумма которых, например, с 01.06.2015 по 01.06.2020 составит 327 996,67 руб. Более того, при определенных условиях, возможно начисление процентов по ст. 317.1 ГК РФ, а их сумма составит более 330 000 рублей.


    Кроме того, мы взыщем расходы на оплату наших услуг. Таким образом, Ваши затраты на получение долга могут быть сведены к нулю, а полученная сумма будет больше, чем сумма основного долга.

    9. Вы заявляете, что выигрыш по арбитражным спорам с вашим участием составляет более 90%. Это реальные цифры? Как вы этого добиваетесь?

    Эти цифры реальные и возникли они на не «пустом» месте.

    Во-первых, Группа юридических компаний «Лекс» уже 22 года на рынке юридических услуг. За это время накоплен богатый опыт судебного представительства по различным вопросам.

    Во-вторых, перед тем, как обратиться в суд специалисты нашей компании тщательно изучают документы доверителя. Затем на основе анализа законодательства, судебной практики по аналогичным вопросам мы выявляем возможные риски, подводные камни. Как говорится, кто предупрежден, тот вооружен.

    В-третьих, отточенные годами внутренние регламенты контроля качества юридических услуг, алгоритмы их оказания, а также коллективное решение поставленных задач позволяют нам минимизировать риск проигрыша для доверителя.

    Нашу практику и результаты судебных дел Вы можете посмотреть у нас на сайте.

    10. Выиграть дело в суде – пол дела. Нас интересует результат – реальное исполнение решения суда. Как вы работаете в исполнительном производстве?

    Принудительное исполнение решений судов – это одно из основных направлений нашей работы.

    В подразделении, которое занимается исполнительным производством, работают люди, знакомые с этим «изнутри» – это бывшие судебные приставы-исполнители.

    Таким образом, мы знаем, что могут сделать судебные приставы и что нужно сделать для взыскания долга. В связи с этим, спектр применяемых мер весьма широк начиная от переговоров до принудительного ареста и изъятия имущества должника и принятия мер уголовно-процессуального воздействия.

    Работа на этой стадии разнообразна, а потому ее сложно описать в общем. Пути принудительного исполнения судебного акта в этом случае зависят от многих факторов: состояние имущества должника, «прозрачность» его бухгалтерии, расторопность судебного пристава-исполнителя, состояние судебных дел в отношении должника и т.д.

    Учитывая эти факторы и накладывая их на наш профессиональный опыт, мы добиваемся реального исполнения решений суда.

    11. У нас есть штатный юрист. Вы можете убедить нас в целесообразности передачи спора о праве собственности на аутсорсинг в юридическую фирму?

    Штатный юрист – сотрудник компании, который отвечает за внутренний порядок в ее делах. Именно на это у него «набита рука».

    Но такой юрист может не часто бывать в судах, знать последние тенденции судебной практики.

    В свою очередь, специалисты нашей компании наоборот занимаются преимущественно судебными делами, в том числе имеют многолетний опыт в имущественных спорах, в спорах, касающихся права собственности.

    Такие споры представляют собой не только правовую, но и фактическую сложность – большой объем документов для изучения, необходимость подготовки немалого количества процессуальных документов.

    Все это отвлечет штатного юриста от внутренних дел компании. И даже если спор будет выигран, то может получится так, что Вы выиграете битву, но не войну – Ваш специалист из-за загруженности может допустить ошибки в других вопросах, что приведет к серьезным убыткам.

    Кроме того, расходы на наши услуги могут возложены на другую сторону спора, а заработная плата штатного юриста возмещению не подлежит.

    Именно поэтому мы рекомендовали бы судебные споры отдавать на аутсорсинг.

    12. Почему мы вам должны верить?

    Нам не нужно верить, поскольку в таком случае Вы признаете некоторые утверждения достоверными и доказанными без критики и обсуждения.

    Мы в своей работе любим опираться на факты, а они говорят о том, что с нами можно и нужно сотрудничать.

    Во-первых, и самое главное, статистика успеха – более 90 % положительных результатов по делам. Вы можете ознакомиться на сайте с нашей практикой и реальными результатами, которые можно проверить объективно по Картотеке арбитражных дел.

    Во-вторых, мы выигрываем, только если выигрываете Вы. Частичная оплата за успешно проведенный этап работы, а основное вознаграждение за конечный результат.

    В-третьих, мы работаем на рынке юридических услуг уже более двадцати лет, мы ежегодно проводим более 100 арбитражных дел, занимаемся исполнением решений судов. Это говорит о том, что у нас есть опыт и знания как нужно вести дела.


    В-четвертых, за это время мы сотрудничали и продолжаем сотрудничать с такими компаниями, как Росгосстрах, Сибур, Уралмашзавод, Национальная буровая компания и другие, что говорит о надежном и ответственном подходе к разрешению арбитражных споров.

    Lex commissoria в российском залоговом праве

    Возможность использования lex commissoria признана нашим правом. Тем не менее, насколько позволяет судить беглый анализ опубликованных судебных решений, широкого распространения этот механизм еще не получил. Интересно, почему.

    Не вполне ясным, по-моему, остается вопрос о применении в рамках этого механизма исполнительной надписи нотариуса, поскольку законодательное регулирование этого аспекта хромает. Хотелось бы получить отзывы тех, кто сталкивался с реализацией этого механизма на практике, ссылки на судебные решения (№ 15085/11 от 10.04.2012 не предлагать).

    • 3763
    • рейтинг 0

    Реформа ГК РФ: комментарий изменений гражданского законодательства

    Правовой режим недвижимого имущества и сделок с ним

    Хочешь работать в международной компании?

    Комментарии (14)

    «Специалисты по римскому праву обычно обращают внимание на то, что lex commissoria залога отличается от lex commissoria купли-продажи. Это абсолютно верно, когда мы смотрим на практическое применение каждого из этих институтов, прежде всего если обращаемся к эпохе Северов. Если же обратиться к более раннему периоду, то следует, наоборот, задуматься об общей матрице этих институтов, и историко-правовой анализ подтверждает это. Данная гипотеза, уже выраженная Арнальдо Бискарди (а до него в этом же направлении высказывались Эмилио Коста и Г. Штайнер) в докладе на XIII сессии SIHDA 10–15 сентября 1958 г. в Триесте. Лингвистический анализ глагола committere, на мой взгляд, совершенно однозначно указывает на то, что существует теснейшая связь не только между дополнительным соглашением и продажей (отчуждением в его функции гарантий), но также между дополнительным пактом и двумя типами вещного обеспечения, соотносящимися с современными залогом и ипотекой».

    О. САККИ. LEX COMMISSORIA И ЗАПРЕТ
    ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО СОГЛАШЕНИЯ. АВТОНОМНОСТЬ СДЕЛКИ ИЛИ БОЛЕЕ СЛАБАЯ ОПЕКА КОНТРАГЕНТА? // Ius Antiquum. 2007. № 19.

    Я бы сказал, что lex commissoria a в залоговом контексте это поставленное под отлагательное условие (просрочка должника) секундарное право залогодержателя посредством распорядительной сделки, совершаемой в форме одностороннего волеизъявления, перевести в свою собственность то, что раньше было собственностью залогодателя. С точки зрения политики права я не вижу смысла в «нотариальном удостоверении» этой опционообразной распорядительной сделки. Если залогодержатель вправе присвоить предмет залога, то зачем нести лишние трансакционные издержки путем обращения к нотариусу. Если же он пытается реализовать свое право незаконно (например, просрочка не достигла положенной продолжительности), то просто его опционно-распорядительное волеизъявление не будет иметь ожидаемого вещного эффекта, и собственность останется за залогодателем.

    В любом случае реализация этого права в силу своей природы не требует исполнительного производства, и соответственно нет нужды в исполнительной надписи. Если уж и вовлекать нотариуса зачем-то, то в форме обязательного нотариального удостоверения распорядительной сделки по переводу предмета залога в собственность залогодержателя. Возможная цель: обеспечить стабильность и определенность прав собственности и минимизировать риски возникновения спорных ситуаций в отношении того, кому тот или иной ранее заложенный актив принадлежит. Но, на мой взгляд, этих политико-правовых резонов вряд ли достаточно для вовлечения нотариуса.

    Хотя, конечно, могу что-то упустить. Специально над вопросом ранее никогда не думал.

    Андрей, я все-таки настаиваю на изменению терминологии. Lex commissoria — не условная сделка, а поставленное под отлагательное условие секундарное право. У нас почти во всех договорах есть такие условные права и обязанности. Условные правовые эффекты везде. Просто в некоторых случаях само условие навязывается позитивным правом, и тогда это «условие права», а в других случаях условие вводится по воле сторон, и тогда это классическое условие (о котором у нас принято писать в контексте ст.157 ГК). Иначе говоря, в любом договоре, который в целом не является условной сделкой, может иметься отдельное условное право. Другими словами: могут быть частично условные сделки.

    При таком подходе нет никакого драматического различия между залогом с lex commissoria, lex commissoria вообще без залога и обычным залогом без lex commissoria. Во всех этих конструкциях есть условный эффект. Например, в обычном договоре залога само право залогодержателя обратить взыскание на предмет залога в силу «условия права» зависит от попадания должника в просрочку. И при этом во всех этих конструкциях другие права и обязанности не поставлены под условие и возникают с момента заключения договора (например, ограничения на отчуждение и др.). Иначе говоря, во всех трех ситуациях часть правомочий ставится под условие дефолта, а часть возникает в силу одного лишь факта заключения договора или наступления срока.

    Отличие состоит лишь в том, какие права поставлены под условие. В случае с обычным залогом это право на обращение взыскание, плюс приоритеты при банкротстве и некоторые другие права. В случае с «залогом плюс лекс коммиссория» это еще и право на присвоение.

    Так что вовлечение условной терминологии здесь само по себе ничему не угрожает. Другое дело, это то, насколько с точки зрения политики права само право lex commissoria может быть оправданным. Насколько я знаю, в разные исторические периоды такая конструкция запрещалась в разных странах. Я честно говоря, не вижу причин для такого ограничения в b2b сделках (применительно потребительского договора имеются серьезные сомнения). Вопрос политики права №2: как быть в случае с банкротством? Я думаю, lex commissoria, реализованный в преддверии банкротства, может быть оспорен по нормам ФЗ о несостоятельности. После же введения процедур банкротства lex commissoria должен отпадать и залогодержатель — вставать в очередь. Это насилие над свободой договора, думаю, оправдано заботой об интересах других кредиторов.

    Кстати, очень интересный вопрос: это вопрос о lex commissoria без залога (своего рода условная купля-продажа). Иначе говоря, может ли кредитор договориться с должником, что если последний не погасит долга, первый путем одностороннего заявления переведет в свою собственность некий актив должника, в то время как должник в договоре пообещает до погашения долга этот актив никуда не отчуждать? Оформить это можно так: заключается договор кредита, далее одновременно подписывается опционный договор на продажу должником в пользу кредитора некого своего актива; при этом право по опциону-колл ставится под условие нарушения денежного обязательства; если должник не платит, кредитор заявляет акцепт по опциону-колл и договор на продажу актива считается заключенным; долг покупателя по оплате зачитывается с долгом заемщика; при этом в договоре вполне может быть написано, что право собственности будет считаться перешедшим к покупателю по французской модели (с момента заключения договора). В итоге получается, что одностороннее волеизъявление кредитора влечет вещный эффект — переход к кредитору права собственности на указанный актив должника. При этом нет никакой необходимости, чтобы этот актив изначально передавался кредитору. После получения акцепта по опциону должник теряет вещное право на актив. Кстати, можно обойтись и без опциона: просто должник передает кредитору обычную оферту на продажу актива (с условием о французской модели перехода права собственности), а тот ее впоследствии акцептует. Вопрос такой: будет ли эта конструкция подчиняться каким-нибудь нормам о залоге по аналогии?

    Артем, этот ваш комментарий очень красноречиво характеризует юриста с догматическим образованием (не в упрек, мы все такие).
    Пол текста посвящено догматическому анализу и конструированию.
    Вторая половина — политике права, выводы которой никак не связаны с первой половиной.
    Т.е. первая половина текста — это что-то вроде ритуальной пляски, упражнения в схоластике, обязательная разминка.

    Думаю у механизма перехода права собственности в целях погашения долга может быть два варианта: 1) через реализацию секундарного права по переводу в свою собственность посредством односторонней распорядительной сделки, 2) автоматический переход права собственности при наступлении той или иной по длительности просрочки. В первом варианте под условие поставлено возникновение секундарного права, а вещный эффект наступает в силу волеизъявления. Во втором — под отлагательное условие ставится сам вещный эффект непосредственно и никакого отдельного волеизъявления не требуется.

    Теоретически можно допустить, что оба варианта lex commissoria (если в принципе этот термин может применяться к обоим этим механизмам, в чем я не уверен, но что на самом деле не имеет никакого значения по сути) могут быть элементом как залогового правоотношения, так и двум разновидностями самостоятельного способа обеспечения обязательства (условная купля-продажа в обеспечительных целях). В первом случае, как ты верно заметил, кредитор получит следование (правда, ограниченное принципом защиты добросовестного приобретателя предмета залога), но и весь пучок норм о залоге в придачу, а также потеряет возможность воспользоваться правом «выкупить» предмет залога при банкротстве залогодателя, встав в очередь как залоговый кредитор без лекс коммиссория. Во втором случае не будет никаких залоговых норм, не будет следования, при банкротстве должника выкуп также не будет возможен, но при этом кредитор окажется в ряду обычных незалоговых кредиторов. Думаю, при оценке всех плюсов и минусов вариант «залог плюс лекс коммиссория» для кредитора лучше, чем «лекс коммиссория без залога», если конечно считать, что при банкротстве в обоих вариантах выкуп актива кредитором блокируется в рамках банкротного законодательства. Наверное, именно поэтому лекс коммиссория без залога, как мне кажется, почти не практикуется (кредиторы бояться потерять те преимущества, которые у них все-таки остаются при банкротстве должника как у залоговых кредиторов).

    Но я здесь рассуждаю чисто теоретически. Как на самом деле складывается судебная практика и имеется ли она по этим вопросам в принципе я не знаю.

    ГОРЯЧЕКЛЮЧЕВСКОЙ ГОРОДСКОЙ СУД КРАСНОДАРСКОГО КРАЯ

    к делу 2-868/2012

    РЕШЕНИЕ
    Именем Российской Федерации
    17 сентября 2012 года г. Горячий Ключ

    В силу ст. 59.1 Федерального закона «Об ипотеке (залоге недвижимости)» в соответствии с пунктом 1.1 статьи 9 настоящего Федерального закона и в порядке, установленном указанным пунктом, стороны договора об ипотеке вправе установить положение о том, что залогодержатель вправе оставить заложенное имущество за собой при обращении взыскания на предмет ипотеки как во внесудебном порядке, так и по решению суда с учетом требований, содержащихся в пунктах 2 и 3 статьи 55 настоящего Федерального закона.
    В соответствии с абзацем четвертым пункта 3 статьи 55 Закона об ипотеке к отношениям по приобретению залогодержателем заложенного недвижимого имущества применяются правила гражданского законодательства Российской Федерации о договоре купли-продажи.
    В порядке ст. 218 ГК РФ право собственности на имущество, которое имеет собственника, может быть приобретено другим лицом на основании договора купли-продажи, мены, дарения или иной сделки об отчуждении этого имущества.
    В случае, когда одна из сторон уклоняется от государственной регистрации перехода права собственности на недвижимость, суд вправе по требованию другой стороны, а в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации об исполнительном производстве, также по требованию судебного пристава-исполнителя вынести решение о государственной регистрации перехода права собственности (ст. 551 ГК РФ).
    Руководствуясь ст. ст. 194 — 199 ГПК РФ суд,

    Исковые требования Д.О. к В. о взыскании долга, об обращении взыскания на предмет залога, удовлетворить.
    Обратить взыскание на предмет залога квартиру N «. «, принадлежащую В., расположенную по адресу:.
    Определить способ реализации заложенного имущества — путем передачи заложенного имущества залогодержателю — Д.О..
    Признать за Д.О. право собственности на, общей площадью 87.2 кв. м, жилой площадью 57.6 кв. м, кадастровый N «. «
    Вступившее в законную силу решение суда является основанием для регистрации права собственности за Д.О. на, общей площадью 87.2 кв. м, полезной площадью 84.3 кв. м, жилой площадью 57.6 кв. м, кадастровый N «. «

    ГОРЯЧЕКЛЮЧЕВСКОЙ ГОРОДСКОЙ СУД КРАСНОДАРСКОГО КРАЯ

    к делу N 2-783/2012

    РЕШЕНИЕ
    г.Горячий Ключ 21 августа 2012 года

    Договор N 335-Н последующего залога недвижимости (ипотеки) от 12.05.2008 г. (залог недвижимости: цех розлива минеральной питьевой воды (литер А), проходная (литер Б, над/Б), расположенные по адресу, а так же залог права аренды земельного участка по адресу зарегистрированного Федеральной регистрационной службой по Краснодарскому краю 23.05.2008 г., номер регистрации N «. «
    В соответствии с п. 4.3 вышеуказанного договора ипотеки взыскание на заложенное имущество может быть обращено во внесудебном порядке на основании нотариально удостоверенного соглашения между залогодержателем и залогодателем, заключенного после возникновения оснований обращения взыскании на предмет ипотеки.
    Ответчик уклоняется от удовлетворения требований во внесудебном порядке.
    Пункте 2 ст. 55 Закона «Об ипотеке. » установлено, что судебный порядок реализации заложенного имущества требуется, если:
    — кто-либо из сособственников недвижимого имущества не дает согласия на удовлетворение требований залогодержателя во внесудебном порядке;

    Согласно положениям ст. 59.1 Федерального закона от 16.07.1998 N 102-ФЗ (редакции от 06.12.2011) «Об ипотеке (залоге недвижимости)», вступившей в законную силу 07.03.2012 г. В соответствии с пунктом 1.1 статьи 9 настоящего Федерального закона и в порядке, установленном указанным пунктом, стороны договора об ипотеке вправе установить положение о том, что залогодержатель вправе оставить заложенное имущество за собой при обращении взыскания на предмет ипотеки, как во внесудебном порядке, так и по решению суда с учетом требований, содержащихся в пунктах 2 и 3 статьи 55 настоящего Федерального закона.
    В соответствии с абзацем четвертым пункта 3 статьи 55 Закона об ипотеке к отношениям по приобретению залогодержателем заложенного недвижимого имущества применяются правила гражданского законодательства Российской Федерации о договоре купли-продажи. Вместе с тем действующее законодательство не предусматривает необходимости заключения залогодателем и залогодержателем, приобретающим заложенное недвижимое имущество, как для себя, так и для третьего лица, договора купли-продажи.
    Так как признание иска ответчиком не противоречит закону и не ущемляет права и законные интересы других лиц, суд считает возможным принять признание иска ответчиком и удовлетворить исковые требования Сцегенной Л.Н.
    На основании изложенного, руководствуя ст.ст. 39, 173, 194 — 198 ГПК РФ, п. 2, 3 ст. 55 Федерального закона от 16.07.1998 N 102-ФЗ (редакции от 06.12.2011) «Об ипотеке (залоге недвижимости)»,

    Иск Сцегенной Л. Н. к ООО «Родник» о признании права собственности, удовлетворить.
    Признать за Сцегенной Л. Н. право собственности на цех розлива минеральной питьевой воды литер А, площадью 433,7 кв. м инвентарный номер 15277, с кадастровым номером N «. «, проходная, литер Б, над/Б, площадью 25,6 кв. м, инвентарный номер 15277, с кадастровым номером N «. » расположенные по адресу:.

    Илон Маск рекомендует:  Asp разработка масштабируемых asp приложений
    Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
    Кодинг, CSS и SQL