Рыбаки и рыбки


Сказка о рыбаке и рыбке. Читать онлайн.

Сказка о рыбаке и рыбке – нетленное произведение А.С. Пушкина. Сказка уже давно стала настолько любимой и популярной, что для многих будет неожиданным, что литературные корни ее – в сербском фольклоре, а отнюдь не в русском. Волшебнику слова А.С. Пушкину удалось адаптировать ее таким образом, что все описанные реалии близки и понятны нашим малышам, поэтому читать сказку онлайн видится нам прекрасным занятием для вашего чада. На страницах данного сайта вы можете бесплатно читать сказку о рыбаке и рыбке онлайн, и познакомить ребенка с этим интереснейшим произведением.

В чем польза Сказки о рыбаке и рыбке?

Спешим обрадовать тех родителей, которые скрупулезно подбирают чтение для малышей, исходя исключительно из его полезности. Вы нашли не просто увлекательное чтиво – но и уникальное по своей дидактической и воспитательной направленности. Онлайн сказка о рыбаке и рыбке научит малыша соизмерять желания с возможностями, не жадничать и не быть заносчивым. Доброта и острый ум – вот что поможет не остаться малышу у разбитого корыта! Ваш ребенок, непременно, усвоит это, если вы разрешите ему читать восхитительную историю о рыбаке и рыбке онлайн.

Знакомство со Сказкой о рыбаке и рыбке может стать тем мостиком, который приведет вашего ребенка в чудесный мир, созданный всемирно признанным русским поэтом. Наверняка малышу захочется познакомится и с другими произведениями А.С. Пушкина и, тем самым, невероятно обогатить свою литературную грамотность.

Сказка О рыбаке и рыбке

Поделиться в соц. сетях

Александр Сергеевич Пушкин

Сказка О рыбаке и рыбке читать:

Жил старик со своею старухой

У самого синего моря;

Они жили в ветхой землянке

Ровно тридцать лет и три года.

Старик ловил неводом рыбу,

Старуха пряла свою пряжу.

Раз он в море закинул невод, —

Пришел невод с одною тиной.

Он в другой раз закинул невод,

Пришел невод с травой морскою.

В третий раз закинул он невод, —

Пришел невод с одною рыбкой,


С непростою рыбкой, — золотою.

Сказка о рыбаке и рыбке
Как взмолится золотая рыбка!

Сказка о рыбаке и рыбке

Жил старик со своею старухой
У самого синего моря;
Они жили в ветхой землянке
Ровно тридцать лет и три года.
Старик ловил неводом рыбу,
Старуха пряла свою пряжу.
Раз он в море закинул невод —
Пришёл невод с одною тиной.
Он в другой раз закинул невод —
Пришёл невод с травой морскою.
В третий раз закинул он невод —
Пришёл невод с одною рыбкой,
С не простою рыбкой — золотою.
Как взмолится золотая рыбка!
Голосом молвит человечьим:
«Отпусти ты, старче, меня в море!
Дорогой за себя дам откуп:
Откуплюсь чем только пожелаешь».
Удивился старик, испугался:
Он рыбачил тридцать лет и три года
И не слыхивал, чтоб рыба говорила.
Отпустил он рыбку золотую
И сказал ей ласковое слово:
«Бог с тобою, золотая рыбка!
Твоего мне откупа не надо;
Ступай себе в синее море,
Гуляй там себе на просторе».

Воротился старик ко старухе,
Рассказал ей великое чудо:
«Я сегодня поймал было рыбку,
Золотую рыбку, не простую;
По-нашему говорила рыбка,
Домой в море синее просилась,
Дорогою ценою откупалась:
Откупалась чем только пожелаю
Не посмел я взять с неё выкуп;
Так пустил её в синее море».
Старика старуха забранила:
«Дурачина ты, простофиля!
Не умел ты взять выкупа с рыбки!
Хоть бы взял ты с неё корыто,
Наше-то совсем раскололось».

Вот пошёл он к синему морю;
Видит — море слегка разыгралось.
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка и спросила;
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей с поклоном старик отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка,
Разбранила меня моя старуха,
Не даёт старику мне покою:
Надобно ей новое корыто;
Наше-то совсем раскололось».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом.
Будет вам новое корыто».

Воротился старик ко старухе,
У старухи новое корыто.
Ещё пуще старуха бранится:
«Дурачина ты, простофиля!
Выпросил, дурачина, корыто!
В корыте много ль корысти?
Воротись, дурачина, ты к рыбке;
Поклонись ей, выпроси уж избу».

Вот пошёл он к синему морю
(Помутилося синее море).
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей старик с поклоном отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Ещё пуще старуха бранится,
Не даёт старику мне покою:
Избу просит сварливая баба».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом,
Так и быть: изба вам уж будет».

Пошёл он ко своей землянке,
А землянки нет уж и следа;
Перед ним изба со светёлкой,
С кирпичною, белёною трубою,
С дубовыми, тесовыми вороты.
Старуха сидит под окошком,
На чём свет стоит мужа ругает:
«Дурачина ты, прямой простофиля!
Выпросил, простофиля, избу!
Воротись, поклонись рыбке:
Не хочу быть чёрной крестьянкой,
Хочу быть столбовою дворянкой».

Пошёл старик к синему морю
(Неспокойно синее море).
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей с поклоном старик отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Пуще прежнего старуха вздурилась,
Не даёт старику мне покою:
Уж не хочет быть она крестьянкой
Хочет быть столбовою дворянкой».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом».

Воротился старик ко старухе,
Что ж он видит? Высокий терем.
На крыльце стоит его старуха
В дорогой собольей душегрейке,
Парчевая на маковке кичка,
Жемчуги огрузили шею,
На руках золотые перстни,
На ногах красные сапожки.
Перед нею усердные слуги;
Она бьёт их, за чупрун таскает.
Говорит старик своей старухе:
«Здравствуй, барыня-сударыня дворянка!
Чай, теперь твоя душенька довольна».
На него прикрикнула старуха,
На конюшне служить его послала.

Вот неделя, другая проходит,
Ещё пуще старуха вздурилась;
Опять к рыбке старика посылает:
«Воротись, поклонись рыбке:
Не хочу быть столбовою дворянкой.
А хочу быть вольною царицей».
Испугался старик, взмолился:
«Что ты, баба, белены объелась?
Ни ступить, ни молвить не умеешь.
Насмешишь ты целое царство».
Осердилася пуще старуха,
По щеке ударила мужа.
«Как ты смеешь, мужик, спорить со мною,
Со мною, дворянкой столбовою?
Ступай к морю, говорят тебе честью;
Не пойдёшь, поведут поневоле».

Старичок отправился к морю
(Почернело синее море).
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей с поклоном старик отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Опять моя старуха бунтует:
Уж не хочет быть она дворянкой,
Хочет быть вольною царицей».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом!
Добро! будет старуха царицей!»

Старичок к старухе воротился,
Что ж? пред ним царские палаты,
В палатах видит свою старуху,
За столом сидит она царицей,
Служат ей бояре да дворяне,
Наливают ей заморские вина;
Заедает она пряником печатным;
Вкруг её стоит грозная стража,
На плечах топорики держат.
Как увидел старик-испугался!
В ноги он старухе поклонился,
Молвил: «Здравствуй, грозная царица!
Ну теперь твоя душенька довольна?»
На него старуха не взглянула,
Лишь с очей прогнать его велела.
Подбежали бояре и дворяне,
Старика взашей затолкали.
А в дверях-то стража подбежала,
Топорами чуть не изрубила,
А народ-то над ним насмеялся:
«Поделом тебе, старый невежа!
Впредь тебе, невежа, наука:
Не садися не в свои сани!»

Вот неделя, другая проходит,
Ещё пуще старуха вздурилась:
Царедворцев за мужем посылает.
Отыскали старика, привели к ней.
Говорит старику старуха:
«Воротись, поклонися рыбке.
Не хочу быть вольною царицей,
Хочу быть владычицей морскою,
Чтобы жить мне в окияне-море,
Чтоб служила мне рыбка золотая
И была б у меня на посылках».

Старик не осмелился перечить,
Не дерзнул поперёк слова молвить.
Вот идёт он к синему морю,
Видит, на море чёрная буря:
Так и вздулись сердитые волны,
Так и ходят, так воем и воют.
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей старик с поклоном отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Что мне делать с проклятою бабой?
Уж не хочет быть она царицей,
Хочет быть владычицей морскою:
Чтобы жить ей в окияне-море,
Чтобы ты сама ей служила
И была бы у ней на посылках».
Ничего не сказала рыбка,
Лишь хвостом по воде плеснула
И ушла в глубокое море.
Долго у моря ждал он ответа,
Не дождался, к старухе воротился
Глядь: опять перед ним землянка;
На пороге сидит его старуха,
А пред нею разбитое корыто.

Подвижная игра «Рыбаки и рыбки»

Светлана Лузанова
Подвижная игра «Рыбаки и рыбки»

Цель игры: формирование согласованности движений

Темп игры: игра большой подвижности.

Выбор ведущего и водящего: в роли ведущего целесообразнее выступать педагогу – он объясняет правила и следит за ходом игры. Сначала по считалке выбирают одного водящего, потом другого.


В тихой речке у причала

Рыбка рыбку повстречала.

— На рыбалке я была,

Я удила рыбака,

Дядю Петю чудака.

— Где же твой рыбак?

— Нет, ушел хитрец,

Описание хода игры:

Игроки — «рыбки» находятся на площадке. Пара игроков – водящие, образуют «сеть» (берутся за руки – одна рука свободна). По сигналу рыбки бегают по площадке, а рыбаки догоняют рыбок и соединяют вокруг них руки. Рыбка, которая попалась в сеть, присоединяется к рыбакам. Игра продолжается до тех пор, пока сеть не разорвётся или пока не будут пойманы все игроки.

Правила и условия игры:

• Если рыбка попалась в сеть, она присоединяется к рыбакам.

Рыбаки могут поймать в сеть только одну рыбку.

Дозировка 2-3 раза

Возможности усложнения игры: обозначить место-домик для рыбок, где она может спрятаться от рыбаков

Вариант игры: «Гнездо и птички» правила и условия те же, но все играющие птички, а водящие образуют гнездо.

Подвижная игра «Живые уголки» Цель: посредством игровой деятельности повысить экологические культуру и знания детей: формировать у детей любовь к природе, чувство ответственности.

Дидактическая подвижная игра «Огородники» Дидактическая подвижная игра «Огородники» Цель:Формирование положительного отношения к труду Задачи: Формирование представление о профессии.

Подвижная игра «Дружная команда» для средних и старших групп. Подвижная игра «Возьми» 1. Игра: Развивает координацию,ловкость,быстроту,память,помогает работать в команде. Дети делятся на две команды и делают круг. Каждая команда.

Подвижная игра как средство приобщения к ЗОЖ Сегодня, как показывает статистика, наблюдается ухудшение здоровья детей. Среди множества причин называют снижение двигательной активности.

Подвижная игра Кaрусель В игру карусель еще игрfли наши бабушки, это игра подвижная, увлекательная пользуется интересом у детей. Эта игра напоминает ребятам катание.

Подвижная игра «Кот и воробышки» Кот располагается на одной стороне зала (площадки,стоя с закрытыми глазами, спит. А дети — «воробышки» — на другой. Дети — «воробышки».


Подвижная игра «Ласточки» Подвижная игра: «Ласточки». Цели: развивать память, речь, умение совершать действия в соответствии с текстом, умение ориентироваться в пространстве;.

Подвижная игра «Перелетные птицы» П. и. «Перелетные птицы». Цели игры: развивать память детей; обогащать словарный запас (названия перелетных птиц);воспитывать любовь к природе,.

Подвижная игра «Спортивная рыбалка» СПОРТИВНАЯ РЫБАЛКА Подвижная игра для детей 5-7 лет Задачи: развивать познавательную активность детей в процессе знакомства с видами спорта.

Подвижная игра в первой младшей группе Конспект проведения подвижной игры Конспект проведения подвижной игры в I младшей группе «Воробушки и автомобиль» Цель. Развивать слуховые.

Попытка христианского прочтения «Сказки о рыбаке и рыбке»

Епископ Цалкинский Григорий (Кация) родился в 1972 г. в Сухуми, в Саратове закончил сначала школу, а затем и Государственный медицинский университет, после чего проходил аспирантуру и докторантуру в московском Институте сердечнососудистой хирургии им. Бакулева. Доктор медицинских наук, специалист по сердечнососудистой хирургии. В 2010 г. пострижен в монашество и рукоположен в иеродиакона и иеромонаха. С 2013 г. епископ Цалкинской епархии Грузинской Православной Церкви.

Тем более интересно то христианское истолкование знакомой всем нам с детства «Сказки о рыбаке и рыбке» А.С. Пушкина, которое преосвященный Григорий делает, исходя из аскетического контекста большинства образов этой притчи.

Сказки сказывать мы станем…
православной старины.
Слушать, так душе отрадно…
Кто придумал их так ладно?

Илон Маск рекомендует:  Min - Функция Delphi

Весь мир есть одна долгая притча, составленная из бесчисленного количества притч.

Святитель Николай Сербский

Одной из таких притч является необычная «Сказка о рыбаке и рыбке» А.С. Пушкина, в которой при желании можно увидеть множество евангельских образов и смыслов. Главные персонажи этой сказки всем хорошо известны: злая и ненасытная старуха, послушный и бескорыстный старик, всемогущая золотая рыбка. Но и другие, неодушевленные участники сказки-притчи – море, землянка, корыто, пряжа, невод, конюшня, царство – имеют библейское значение.

Лейтмотивом этой сказки может послужить премудрость Соломона: Надеющийся на богатство свое упадет (Притч. 11: 28). И понятно, что этой участи заслуживает злая старуха. Но почему так же наказан добрый старик, оказавшийся у разбитого корыта вместе с женой? Ведь, по сути, ничего плохого он не совершал. Для себя ничего не просил и смиренно исполнял свое «послушание», а осужден вместе со сварливою бабой и остался ни с чем.

Попробуем объяснить эту сказку в свете Евангелия и православной антропологии.

На евангельский подтекст указывает число лет живших у моря старика и старухи – тридцать лет и три года – возраст Христа. Рыбка – раннехристианский символ Господа Иисуса Христа. Золото – символ божественности, святости и вечности.

Землянка (земля) – это тело человеческое, из земли оно создано; старик – это ум, старуха – это сердце человека

Кем же могут являться старик и старуха, которые живут в землянке? Землянка (земля) – это тело человеческое, из земли оно создано (см.: Быт. 2: 7), старик – это ум, старуха – это сердце человека. Море – это жизнь человеческая (житейское море).

Старуха (сердце) все время находится в землянке (доме, тереме, дворце), то есть сердце не выходит за пределы своего тела. Старик (ум) ходит по всему свету, житейскому морю и приносит сердцу разные вести, в том числе и чудесные.

Старик (ум) закидывает сеть (невод) в море. По Феофилакту Болгарскому, такой образ означает глубину мыслей, познаний человека.

Раз он в море закинул невод, –
Пришел невод с одною тиной.

Тина в данном случае – нечто мелкое, суетное, как у поэта Н. Некрасова: «Погрузился я в тину нечистую мелких помыслов, мелких страстей» («Рыцарь на час», 1862).


Он в другой раз закинул невод,
Пришел невод с травою морскою.

Трава часто встречается в Библии как символ временного, преходящего, непостоянного: Человек – что трава, дни его, как полевой цветок, так и он отцветает (Пс. 102: 15). Ибо всякая плоть – как трава, и всякая слава человеческая – как цвет на траве: засохла трава, и цвет ее опал (1 Пет. 1: 24).

В третий раз закинул он невод, –
Пришел невод с одною рыбкой,
С непростою рыбкой, – золотою.
Как взмолится золотая рыбка!
Голосом молвит человечьим:
«Отпусти ты, старче, меня в море,
Дорогой за себя дам откуп:
Откуплюсь чем только пожелаешь».
Удивился старик, испугался:
Он рыбачил тридцать лет и три года
И не слыхивал, чтоб рыба говорила.
Отпустил он рыбку золотую
И сказал ей ласковое слово:
«Бог с тобою, золотая рыбка!»

Каждый человек в своей жизни так или иначе встречается с Господом, но не узнает Его. Иногда в виде странников, или нуждающихся, болящих, в темнице томящихся (Мф. 25: 31–46). Более того, по православному учению, в ближнем мы должны видеть Господа. Но в Господе мы не почитаем Бога, а в ближнем не видим образа Его (иеромонах Василий Росляков).

Откуп, о котором говорит рыбка, – это напоминание об откупе за нашу бессмертную душу: Какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? Или какой выкуп даст человек за душу свою? (Мф. 16: 26). Как же может откупаться всемогущая золотая рыбка, исполняющая любые желания и по своей воле попадающая в человеческие руки? Здесь аналогия с добровольными страданиями Христа от рук человеческих.

Воротился старик ко старухе,
Рассказал ей великое чудо.

Совершается интересное психологическое действие. Ум приносит сердцу новости, события, чудеса. Происходит диалог ума с сердцем. Вот как описывает подобный диалог святитель Игнатий (Брянчанинов) в своей статье «Совещание души с умом» (в данном случае душа и сердце – синонимы):

«Душа обращается к уму:.

– Ум мой! Ты – руководитель души. Наставь меня! Научи меня, как мне обуздать и подавить страсти, которые возникают во мне самой.

Ум обращается к душе.

– Неутешительным будет мой ответ. И я вместе с тобою, душа, поражен грехом. Мой существенный недостаток заключается в непрестанно насилующем меня развлечении. Пораженный развлечением, я парю, скитаюсь по всей вселенной без нужды и без пользы… От моего развлечения ты пребываешь в ожесточении… По причине развлечения моего объемлет меня забывчивость: я забываю Бога, забываю вечность. Мы, душа, составляем одно духовное существо: я помышляю, ты чувствуешь. Но мы не только повреждены грехом, мы рассечены им как бы на два отдельные существа, действующие почти всегда противоположно одно другому. Мы разъединены, противопоставлены друг другу, мы отделены от Бога!

– Дай же совет, как выйти нам из общего нашего расстройства? Сердце не может долго бороться с мыслию: оно всегда покоряется ей. Ум мой! Будь путеводителем к общему нашему спасению.

– Я согласен с тем, что сердце недолго противится мысли. Но оно, оказав покорность на минуту, снова восстает против самой правильной, против самой богоугодной мысли, восстает с такой силою и ожесточением, что почти всегда низлагает и увлекает меня. Вместе с тобою я погребен в тесном и мрачном гробе невидения и неведения Бога.

– Ум мой! Обратись к Слову Божию, из которого мы уже заимствовали бесчисленные блага, но утратили нашим нерадением, нашей холодностию к дарам Божиим.

– А ты, душа, должна отречься своей воли, как бы это ни было тягостно для сердца. Вместо своей воли ты должна исполнять волю Христа, Бога и Спасителя нашего, как бы это ни было противным и жестоким для самолюбивого сердца.

– Веди меня, мой ум, вослед велений Божиих».

Вот такой мудрый, глубокий и спасительный диалог мог бы состояться. В сказке же происходит противоположное.

Старика старуха забранила:
«Дурачина ты, простофиля!
Не умел ты взять выкупа с рыбки!
Хоть бы взял ты с нее корыто,
Наше-то совсем раскололось».

Достойно внимания то, как старуха становится дворянкой.

Говорит старик своей старухе:
«Здравствуй, барыня сударыня дворянка!
Чай, теперь твоя душенька довольна».
На него прикрикнула старуха,
На конюшне служить его послала.

Почему именно на конюшню, а не к коровам или свиньям? У святых отцов так написано: «Ум – это только рабочая лошадка у сердца» (святой Алексий Мечёв). А святой царь и псалмопевец Давид даже предупреждает нас не быть такими, как безрассудный старик: Не будьте, как конь и мул, у которых нет разума (Пс. 31: 9).


Чем больше просит старуха, тем пуще она злится. Интересную аналогию можно провести между старухой, которая хочет стать царицей, и реальной исторической личностью. Такою была императрица Евдоксия, негласная правительница при слабом императоре Аркадии. Святитель Иоанн Златоуст открыто обличал ее из-за неумеренной роскоши и греховного поведения. За это Евдоксия приговорила святого к смертной казни, заменив ее изгнанием Златоуста из Константинополя. Иоанн Златоуст так повествует об этом времени: «Бури, на меня воздвигнутые, море, на меня низвергнутое, неистовства государей и сильных мира сего… всё это для меня не более паутины». Вот как он описывает духовную атмосферу во время гонений: «Мы видим, что море бурно вздымается от самого дна… не видят ни неба, ни моря, а повсюду лишь глубокую, беспросветную, мрачную тьму».

Почему именно на конюшню? У святых отцов написано: «Ум – это только рабочая лошадка у сердца»

Эта же духовная атмосфера изображена в сказке:

Вот идет старик к синему морю,
Видит, на море черная буря:
Так и вздулись сердитые волны,
Так и ходят, так воем и воют.

Под бурным морем святые отцы также понимают и падший мир, и страсти плотские. И чем сильнее человеческое безумие, тем выше волны бурного моря мирских страстей. Старуха приказывает старику:

«Воротись, поклонися рыбке,
Не хочу быть вольною царицей,
Хочу быть владычицей морскою,
Чтобы жить мне в Окияне-море,
Чтоб служила мне рыбка золотая
И была б у меня на посылках».

Мы знаем, кто хотел стать превыше Бога и чем это закончилось. К сожалению, в этой сказке старик и старуха совершают ту же ошибку, когда задумывают стать выше Бога. И остаются у разбитого корыта.

Если землянка – это тело человеческое, старик – это ум, старуха – сердце, то чем же является корыто? Читаем в толковом словаре: корыто – предмет хозяйственного обихода для стирки белья, корма скота. Для чего же им корыто?

Вспомним слова из Великого покаянного канона святого Андрея Критского:

«Я осквернил одежду моей плоти, Спаситель, и изгрязнил то, в чем образ Твой и подобие. Удовольствиями страстей я омрачил красоту души и весь ум всесовершенно в прах превратил. Ныне я изорвал мою первую одежду, которую соткал мне Спаситель в начале, и потому лежу нагим. Я облекся в изорванную одежду, которую соткал мне змий коварством, и (потому) стыжусь» (Понедельник. Песнь 2).

«И мне грех сшил “кожаные ризы”, сняв с меня боготканную прежнюю одежду. Как смоковными листьями, облекся я одеянием стыда в изобличение самовольных страстей моих. Я нарядился в постыдно запятнанную и гнусно окровавленную истечениями страстной и любосластной жизни одежду. Я украсил кумир плоти разноцветною одеждою гнусных помыслов и подвергаюсь осуждению» (Вторник. Песнь 2).

«Общежитие, устроенное по Богу, есть духовная прачечная, стирающая всякую скверну… и все безобразие души»

Так же можно привести слова из «Лествицы» святого игумена Синайской горы Иоанна:

«Общежитие, устроенное по Богу, есть духовная прачечная, стирающая всякую скверну и грубость и все безобразие души» (Слово 26, 170).

Вот для чего у них было корыто, и пряла старуха свою пряжу – своеобразный способ прикрыть наготу свою.

Корытом также называют ясли для корма скота. По толкованию Феофилакта Болгарского, Господь по рождении был положен в ясли:

«Полагается в яслях, быть может, для того, чтобы от начала научить нас смирению, а быть может, для того, чтобы символически показать, что Он явился в мир сей – место, обитаемое нами, – уподобившимся неразумным скотам (Пс. 48: 13). Ибо как ясли принадлежат скотам, так и мир сей – нам. Итак, мир – ясли, а мы неразумные животные; а чтобы искупить нас от неразумия, для этого Он и явился здесь».

Какие же выводы можно сделать из этой сказки-притчи?

Из повествования видно, что ни разу ни старик, ни старуха не поблагодарили золотую рыбку за блага. Они относились к ней как к волшебному рогу изобилия и не увидели в ней Бога.

Старик (ум), три раза закидывая невод, вытаскивал то грязную тину, то скоропреходящую траву, а в третий раз, поймав золотую рыбку, не узнал самого главного, показав свое неразумие и нерассудительность, что в Евангелии называется плотским разумением (см.: Рим. 8: 5–7), а это уже не просто глупость и скудоумие, а вражда против Бога (см.: Рим. 8: 7–8). У святого Исаака Сирина так написано:

«Слово о добродетели требует сердца, не занимающегося землею и близким с нею общением. В человеке же, которого ум утружден заботою о преходящем, добродетель не пробуждает помысла к тому, чтобы возлюбить ее и взыскать обладания ею» (Слово 1).


Когда старик просит корыто, то рыбка отвечает: «Будет вам новое корыто». Когда просят избу, рыбка отвечает: «Так и быть: изба вам уж будет». Но уже на просьбу о дворянстве и царстве отвечает по-другому: «Будет старуха царицей». То есть старику и старухе новое корыто было необходимо, изба – необязательна, а терем и дворец излишни.

Старик и старуха, составляя единое целое – душу человеческую, повторяют грехопадение Адама, не устояв перед искушением страстей: чревоугодия, сребролюбия, тщеславия, а напоследок и сатанинской гордыни, пожелав властвовать над золотой рыбкой.

Как же мы похожи на старика, ходящего по краю моря и не узнающего Господа! А Господь нас спрашивает: «Какой выкуп ты дашь за свою душу? Чего тебе надобно? Где твое сокровище, где твое сердце? (ср.: Мф. 6: 21). Ищешь ли Царствие Небесное или служишь страстям своим?» Смотрим на Господа и не видим Его, не спрашиваем, не благодарим, не славим. Святой Исаак Сирин так объясняет эту ситуацию:

Илон Маск рекомендует:  Что такое код msql_fieldname

«Ум плавает на поверхности вод, то есть моря Божественных Писаний, и не может проникнуть своею мыслию Писания до самой глубины… тогда как сердце немощно и не может вынести искушений от страстей, встречающихся при внешних и внутренних бранях» (Слово 1).

Но и явиться человеку пред Господом нужно в чистых, светлых, брачных одеждах (см.: Мф. 22: 1–14). Поэтому старуха пряла свою пряжу, чтобы прикрыть наготу свою, и было им даровано новое корыто – некая «духовная прачечная», где бы очистились пятна и скверны с душевной одежды нетления. Но об этом корыте сразу же позабыли, потребовав для себя не небесных, а земных благ и удовольствий. Поэтому, если люди отвергают Господа и отказываются от спасения души, что является единым на потребу (Лк. 10: 42), то Господь и говорит таким: Се, оставляется вам дом ваш пуст (Лк. 13: 35). Вот и остаются старик и старуха у разбитого корыта. От чего избави нас Бог!

Не стоит полагать, что злая старуха осталась в той сказке. Если вслушаться в себя, то можно заметить, что такая вот старуха понукает в нас нашим разумением и на те дары, получаемые от милостивого Господа, недовольно и неблагодарно бранится. И на вопрос, поставленный А.С. Пушкиным: «Что мне делать с проклятою бабой?», попробуем ответить вместе с преподобными Исааком Сириным, Иоанном Лествичником, Андреем Критским, святителями Николаем Сербским, Иоанном Златоустом, Игнатием (Брянчаниновым) и всеми святыми, очистившими свой ум и сердце. Пока есть у нас время, место и возможность смыть с себя все скверны и безобразия души благодатью и щедротами и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христа. Аминь.

Сказка о рыбаке и рыбке

Версия 3

В исполнении Олега Табакова

Режиссер Н.А.Бирюлина
Автор сценария Н.В.Александрович
Редактор Т.С Плисова

Старик с женой живут у моря. Старик добывает пропитание рыбной ловлей и однажды в его сети попадается необычная золотая рыбка, способная говорить человеческим языком. Рыбка молит отпустить ее в море и старик отпускает её, не прося награды. Возвратившись домой, он рассказывает о произошедшем жене. Она называет его дурачиной и простофилей, но требует, чтобы он вернулся к морю, позвал рыбку и потребовал награду, хотя бы новое корыто.

Старик зовёт рыбку у моря, она появляется и обещает исполнить его желание, говоря: «Ступай себе с Богом». Возвратившись домой, он видит у жены новое корыто. Однако «аппетиты» старухи все возрастают — она заставляет мужа возвращаться к рыбке снова и снова, требуя (для себя) все новых и новых наград.

Море, к которому подходит старик, каждый раз изменяется от спокойного ко все более взволнованному, а под конец — штормящему. В определенный момент старуха демонстрирует презрение к супругу, который является источником ее успехов и требует, чтобы рыбка сделала ее «владычицей морскою», причем сама рыбка должна была бы служить у нее «на посылках».

Рыбка не отвечает на просьбу старика, а когда он возвращается домой, то видит старуху, лишенную всего дарованного, сидящую у старого разбитого корыта.

В русскую культуру вошла поговорка «остаться у разбитого корыта» —остаться ни с чем.

Читает эту сказку прекрасный актер — народный артист Олег Павлович Табаков.

Сказка О рыбаке и рыбке — Пушкин А. С

Сказка О рыбаке и рыбке слушать

Сказка о рыбаке и рыбке читать

Жил старик со своею старухой
У самого синего моря;
Они жили в ветхой землянке
Ровно тридцать лет и три года.
Старик ловил неводом рыбу,
Старуха пряла свою пряжу.


Раз он в море закинул невод —
Пришёл невод с одною тиной.
Он в другой раз закинул невод —
Пришёл невод с травой морскою.
В третий раз закинул он невод —
Пришёл невод с одною рыбкой,
С не простою рыбкой — золотою.
Как взмолится золотая рыбка!
Голосом молвит человечьим:
«Отпусти ты, старче, меня в море!
Дорогой за себя дам откуп:
Откуплюсь чем только пожелаешь».
Удивился старик, испугался:
Он рыбачил тридцать лет и три года
И не слыхивал, чтоб рыба говорила.
Отпустил он рыбку золотую
И сказал ей ласковое слово:
«Бог с тобою, золотая рыбка!
Твоего мне откупа не надо;
Ступай себе в синее море,
Гуляй там себе на просторе».

Воротился старик ко старухе,
Рассказал ей великое чудо:
«Я сегодня поймал было рыбку,
Золотую рыбку, не простую;
По-нашему говорила рыбка,
Домой в море синее просилась,
Дорогою ценою откупалась:
Откупалась чем только пожелаю
Не посмел я взять с неё выкуп;
Так пустил её в синее море».

Старика старуха забранила:
«Дурачина ты, простофиля!
Не умел ты взять выкупа с рыбки!
Хоть бы взял ты с неё корыто,
Наше-то совсем раскололось».

Вот пошёл он к синему морю;
Видит — море слегка разыгралось.

Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка и спросила;
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей с поклоном старик отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка,
Разбранила меня моя старуха,
Не даёт старику мне покою:
Надобно ей новое корыто;
Наше-то совсем раскололось».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом.
Будет вам новое корыто».

Воротился старик ко старухе,
У старухи новое корыто.
Ещё пуще старуха бранится:
«Дурачина ты, простофиля!
Выпросил, дурачина, корыто!
В корыте много ль корысти?
Воротись, дурачина, ты к рыбке;
Поклонись ей, выпроси уж избу».

Вот пошёл он к синему морю
(Помутилося синее море).

Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей старик с поклоном отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Ещё пуще старуха бранится,
Не даёт старику мне покою:
Избу просит сварливая баба».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом,
Так и быть: изба вам уж будет».

Пошёл он ко своей землянке,
А землянки нет уж и следа;
Перед ним изба со светёлкой,
С кирпичною, белёною трубою,
С дубовыми, тесовыми вороты.

Старуха сидит под окошком,
На чём свет стоит мужа ругает:
«Дурачина ты, прямой простофиля!
Выпросил, простофиля, избу!
Воротись, поклонись рыбке:
Не хочу быть чёрной крестьянкой,
Хочу быть столбовою дворянкой».

Пошёл старик к синему морю
(Неспокойно синее море).

Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей с поклоном старик отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Пуще прежнего старуха вздурилась,
Не даёт старику мне покою:
Уж не хочет быть она крестьянкой
Хочет быть столбовою дворянкой».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом».

Воротился старик ко старухе,
Что ж он видит? Высокий терем.
На крыльце стоит его старуха
В дорогой собольей душегрейке,
Парчевая на маковке кичка,
Жемчуги огрузили шею,
На руках золотые перстни,
На ногах красные сапожки.

Перед нею усердные слуги;
Она бьёт их, за чупрун таскает.
Говорит старик своей старухе:
«Здравствуй, барыня-сударыня дворянка!
Чай, теперь твоя душенька довольна».
На него прикрикнула старуха,
На конюшне служить его послала.

Вот неделя, другая проходит,
Ещё пуще старуха вздурилась;

Опять к рыбке старика посылает:
«Воротись, поклонись рыбке:
Не хочу быть столбовою дворянкой.
А хочу быть вольною царицей».
Испугался старик, взмолился:
«Что ты, баба, белены объелась?
Ни ступить, ни молвить не умеешь.
Насмешишь ты целое царство».
Осердилася пуще старуха,
По щеке ударила мужа.
«Как ты смеешь, мужик, спорить со мною,
Со мною, дворянкой столбовою?
Ступай к морю, говорят тебе честью;
Не пойдёшь, поведут поневоле».

Старичок отправился к морю
(Почернело синее море).

Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей с поклоном старик отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Опять моя старуха бунтует:
Уж не хочет быть она дворянкой,
Хочет быть вольною царицей».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом!
Добро! будет старуха царицей!»

Старичок к старухе воротился,
Что ж? пред ним царские палаты,
В палатах видит свою старуху,
За столом сидит она царицей,
Служат ей бояре да дворяне,
Наливают ей заморские вина;
Заедает она пряником печатным;
Вкруг её стоит грозная стража,
На плечах топорики держат.
Как увидел старик-испугался!
В ноги он старухе поклонился,
Молвил: «Здравствуй, грозная царица!
Ну теперь твоя душенька довольна?»
На него старуха не взглянула,
Лишь с очей прогнать его велела.
Подбежали бояре и дворяне,
Старика взашей затолкали.

А в дверях-то стража подбежала,
Топорами чуть не изрубила,
А народ-то над ним насмеялся:
«Поделом тебе, старый невежа!
Впредь тебе, невежа, наука:
Не садися не в свои сани!»

Вот неделя, другая проходит,
Ещё пуще старуха вздурилась:
Царедворцев за мужем посылает.
Отыскали старика, привели к ней.
Говорит старику старуха:
«Воротись, поклонися рыбке.
Не хочу быть вольною царицей,
Хочу быть владычицей морскою,
Чтобы жить мне в окияне-море,
Чтоб служила мне рыбка золотая
И была б у меня на посылках».


Старик не осмелился перечить,
Не дерзнул поперёк слова молвить.
Вот идёт он к синему морю,
Видит, на море чёрная буря:
Так и вздулись сердитые волны,
Так и ходят, так воем и воют.

Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей старик с поклоном отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Что мне делать с проклятою бабой?
Уж не хочет быть она царицей,
Хочет быть владычицей морскою:
Чтобы жить ей в окияне-море,
Чтобы ты сама ей служила
И была бы у ней на посылках».
Ничего не сказала рыбка,
Лишь хвостом по воде плеснула
И ушла в глубокое море.
Долго у моря ждал он ответа,
Не дождался, к старухе воротился
Глядь: опять перед ним землянка;
На пороге сидит его старуха,
А пред нею разбитое корыто.

Сказка о рыбаке и рыбке

Ж ил старик со своею старухой
У самого синего моря;
Они жили в ветхой землянке
Ровно тридцать лет и три года.
Старик ловил неводом рыбу,
Старуха пряла свою пряжу.
Раз он в море закинул невод —
Пришёл невод с одною тиной.
Он в другой раз закинул невод —
Пришёл невод с травой морскою.
В третий раз закинул он невод —
Пришёл невод с одною рыбкой,
С не простою рыбкой — золотою.
Как взмолится золотая рыбка!
Голосом молвит человечьим:
«Отпусти ты, старче, меня в море!
Дорогой за себя дам откуп:
Откуплюсь чем только пожелаешь».
Удивился старик, испугался:
Он рыбачил тридцать лет и три года
И не слыхивал, чтоб рыба говорила.
Отпустил он рыбку золотую
И сказал ей ласковое слово:
«Бог с тобою, золотая рыбка!
Твоего мне откупа не надо;
Ступай себе в синее море,
Гуляй там себе на просторе».

Воротился старик ко старухе,
Рассказал ей великое чудо:
«Я сегодня поймал было рыбку,
Золотую рыбку, не простую;
По-нашему говорила рыбка,
Домой в море синее просилась,
Дорогою ценою откупалась:
Откупалась чем только пожелаю
Не посмел я взять с неё выкуп;
Так пустил её в синее море».
Старика старуха забранила:
«Дурачина ты, простофиля!
Не умел ты взять выкупа с рыбки!
Хоть бы взял ты с неё корыто,
Наше-то совсем раскололось».

Вот пошёл он к синему морю;
Видит — море слегка разыгралось.
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка и спросила;
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей с поклоном старик отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка,
Разбранила меня моя старуха,
Не даёт старику мне покою:
Надобно ей новое корыто;
Наше-то совсем раскололось».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом.
Будет вам новое корыто».

Воротился старик ко старухе,
У старухи новое корыто.
Ещё пуще старуха бранится:
«Дурачина ты, простофиля!
Выпросил, дурачина, корыто!
В корыте много ль корысти?
Воротись, дурачина, ты к рыбке;
Поклонись ей, выпроси уж избу».

Вот пошёл он к синему морю
(Помутилося синее море).
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей старик с поклоном отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Ещё пуще старуха бранится,
Не даёт старику мне покою:
Избу просит сварливая баба».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом,
Так и быть: изба вам уж будет».

Пошёл он ко своей землянке,
А землянки нет уж и следа;
Перед ним изба со светёлкой,
С кирпичною, белёною трубою,
С дубовыми, тесовыми вороты.
Старуха сидит под окошком,
На чём свет стоит мужа ругает:
«Дурачина ты, прямой простофиля!
Выпросил, простофиля, избу!
Воротись, поклонись рыбке:
Не хочу быть чёрной крестьянкой,
Хочу быть столбовою дворянкой».

Пошёл старик к синему морю
(Неспокойно синее море).
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей с поклоном старик отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Пуще прежнего старуха вздурилась,
Не даёт старику мне покою:
Уж не хочет быть она крестьянкой
Хочет быть столбовою дворянкой».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом».

Илон Маск рекомендует:  Выражения и присваивания

Воротился старик ко старухе,
Что ж он видит? Высокий терем.
На крыльце стоит его старуха
В дорогой собольей душегрейке,
Парчевая на маковке кичка,
Жемчуги огрузили шею,
На руках золотые перстни,
На ногах красные сапожки.
Перед нею усердные слуги;
Она бьёт их, за чупрун таскает.
Говорит старик своей старухе:
«Здравствуй, барыня-сударыня дворянка!
Чай, теперь твоя душенька довольна».
На него прикрикнула старуха,
На конюшне служить его послала.

Вот неделя, другая проходит,
Ещё пуще старуха вздурилась;
Опять к рыбке старика посылает:
«Воротись, поклонись рыбке:
Не хочу быть столбовою дворянкой.
А хочу быть вольною царицей».
Испугался старик, взмолился:
«Что ты, баба, белены объелась?
Ни ступить, ни молвить не умеешь.
Насмешишь ты целое царство».
Осердилася пуще старуха,
По щеке ударила мужа.
«Как ты смеешь, мужик, спорить со мною,
Со мною, дворянкой столбовою?
Ступай к морю, говорят тебе честью;
Не пойдёшь, поведут поневоле».

Старичок отправился к морю
(Почернело синее море).
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей с поклоном старик отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Опять моя старуха бунтует:
Уж не хочет быть она дворянкой,
Хочет быть вольною царицей».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом!
Добро! будет старуха царицей!»

Старичок к старухе воротился,
Что ж? пред ним царские палаты,
В палатах видит свою старуху,
За столом сидит она царицей,
Служат ей бояре да дворяне,
Наливают ей заморские вина;
Заедает она пряником печатным;
Вкруг её стоит грозная стража,
На плечах топорики держат.
Как увидел старик-испугался!
В ноги он старухе поклонился,
Молвил: «Здравствуй, грозная царица!
Ну теперь твоя душенька довольна?»
На него старуха не взглянула,
Лишь с очей прогнать его велела.
Подбежали бояре и дворяне,
Старика взашей затолкали.
А в дверях-то стража подбежала,
Топорами чуть не изрубила,
А народ-то над ним насмеялся:
«Поделом тебе, старый невежа!
Впредь тебе, невежа, наука:
Не садися не в свои сани!»

Вот неделя, другая проходит,
Ещё пуще старуха вздурилась:
Царедворцев за мужем посылает.
Отыскали старика, привели к ней.
Говорит старику старуха:
«Воротись, поклонися рыбке.
Не хочу быть вольною царицей,
Хочу быть владычицей морскою,
Чтобы жить мне в окияне-море,
Чтоб служила мне рыбка золотая
И была б у меня на посылках».

Старик не осмелился перечить,
Не дерзнул поперёк слова молвить.
Вот идёт он к синему морю,
Видит, на море чёрная буря:
Так и вздулись сердитые волны,
Так и ходят, так воем и воют.
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей старик с поклоном отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Что мне делать с проклятою бабой?
Уж не хочет быть она царицей,
Хочет быть владычицей морскою:
Чтобы жить ей в окияне-море,
Чтобы ты сама ей служила
И была бы у ней на посылках».
Ничего не сказала рыбка,
Лишь хвостом по воде плеснула
И ушла в глубокое море.
Долго у моря ждал он ответа,
Не дождался, к старухе воротился
Глядь: опять перед ним землянка;
На пороге сидит его старуха,
А пред нею разбитое корыто.

Сказка О Рыбаке И Рыбке

История о рыбаке и рыбке – детская сказка, написанная Александром Сергеевичем Пушкиным, очень ярко демонстрирует к чему приводит человеческая жадность. Во введении упоминаются главные герои – старик, старуха и их скромный дом на берегу синего моря. Сюжет разворачивается в тот момент, когда старик случайно ловит золотую рыбку, исполняющую любые желания его старухи-жены. Кульминацией истории является женская алчность: старушка увлеклась, постоянно предъявляя новые, изощренные требования. А покорный старик беспрекословно сообщает все желания ненасытной жены золотой рыбке. Когда старуха захотела стать богинею морской, рыбка рассердилась и вернула женщину в былую нищету к разбитому корыту.

Жил старик со своею старухой
У самого синего моря;
Они жили в ветхой землянке
Ровно тридцать лет и три года.

Старик ловил неводом рыбу,
Старуха пряла свою пряжу.
Раз он в море закинул невод —
Пришёл невод с одною тиной.
Он в другой раз закинул невод —
Пришёл невод с травой морскою.
В третий раз закинул он невод —
Пришёл невод с одною рыбкой,
С не простою рыбкой — золотою.

Как взмолится золотая рыбка!
Голосом молвит человечьим:
«Отпусти ты, старче, меня в море!
Дорогой за себя дам откуп:
Откуплюсь чем только пожелаешь».
Удивился старик, испугался:
Он рыбачил тридцать лет и три года
И не слыхивал, чтоб рыба говорила.
Отпустил он рыбку золотую
И сказал ей ласковое слово:
«Бог с тобою, золотая рыбка!
Твоего мне откупа не надо;
Ступай себе в синее море,
Гуляй там себе на просторе».


Воротился старик ко старухе,
Рассказал ей великое чудо:
«Я сегодня поймал было рыбку,
Золотую рыбку, не простую;
По-нашему говорила рыбка,
Домой в море синее просилась,
Дорогою ценою откупалась:
Откупалась чем только пожелаю
Не посмел я взять с неё выкуп;
Так пустил её в синее море».
Старика старуха забранила:
«Дурачина ты, простофиля!
Не умел ты взять выкупа с рыбки!
Хоть бы взял ты с неё корыто,
Наше-то совсем раскололось».

Вот пошёл он к синему морю;
Видит — море слегка разыгралось.
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка и спросила;
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей с поклоном старик отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка,
Разбранила меня моя старуха,
Не даёт старику мне покою:
Надобно ей новое корыто;
Наше-то совсем раскололось».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом.
Будет вам новое корыто».

Воротился старик ко старухе,
У старухи новое корыто.
Ещё пуще старуха бранится:
«Дурачина ты, простофиля!
Выпросил, дурачина, корыто!
В корыте много ль корысти?
Воротись, дурачина, ты к рыбке;
Поклонись ей, выпроси уж избу».

Вот пошёл он к синему морю
(Помутилося синее море).
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей старик с поклоном отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Ещё пуще старуха бранится,
Не даёт старику мне покою:
Избу просит сварливая баба».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом,
Так и быть: изба вам уж будет».

Пошёл он ко своей землянке,
А землянки нет уж и следа;
Перед ним изба со светёлкой,
С кирпичною, белёною трубою,
С дубовыми, тесовыми вороты.
Старуха сидит под окошком,
На чём свет стоит мужа ругает:
«Дурачина ты, прямой простофиля!
Выпросил, простофиля, избу!
Воротись, поклонись рыбке:
Не хочу быть чёрной крестьянкой,
Хочу быть столбовою дворянкой».

Пошёл старик к синему морю
(Неспокойно синее море).
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей с поклоном старик отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Пуще прежнего старуха вздурилась,
Не даёт старику мне покою:
Уж не хочет быть она крестьянкой
Хочет быть столбовою дворянкой».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом».

Воротился старик ко старухе,
Что ж он видит? Высокий терем.
На крыльце стоит его старуха
В дорогой собольей душегрейке,
Парчевая на маковке кичка,
Жемчуги огрузили шею,
На руках золотые перстни,
На ногах красные сапожки.
Перед нею усердные слуги;
Она бьёт их, за чупрун таскает.
Говорит старик своей старухе:
«Здравствуй, барыня-сударыня дворянка!
Чай, теперь твоя душенька довольна».
На него прикрикнула старуха,
На конюшне служить его послала.

Вот неделя, другая проходит,
Ещё пуще старуха вздурилась;
Опять к рыбке старика посылает:
«Воротись, поклонись рыбке:
Не хочу быть столбовою дворянкой.
А хочу быть вольною царицей».
Испугался старик, взмолился:
«Что ты, баба, белены объелась?
Ни ступить, ни молвить не умеешь.
Насмешишь ты целое царство».
Осердилася пуще старуха,
По щеке ударила мужа.
«Как ты смеешь, мужик, спорить со мною,
Со мною, дворянкой столбовою?
Ступай к морю, говорят тебе честью;
Не пойдёшь, поведут поневоле».

Старичок отправился к морю
(Почернело синее море).
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей с поклоном старик отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Опять моя старуха бунтует:
Уж не хочет быть она дворянкой,
Хочет быть вольною царицей».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом!
Добро! будет старуха царицей!»

Старичок к старухе воротился,
Что ж? пред ним царские палаты,
В палатах видит свою старуху,
За столом сидит она царицей,
Служат ей бояре да дворяне,
Наливают ей заморские вина;
Заедает она пряником печатным;
Вкруг её стоит грозная стража,
На плечах топорики держат.
Как увидел старик-испугался!
В ноги он старухе поклонился,
Молвил: «Здравствуй, грозная царица!
Ну теперь твоя душенька довольна?»
На него старуха не взглянула,
Лишь с очей прогнать его велела.
Подбежали бояре и дворяне,
Старика взашей затолкали.
А в дверях-то стража подбежала,
Топорами чуть не изрубила,
А народ-то над ним насмеялся:
«Поделом тебе, старый невежа!
Впредь тебе, невежа, наука:
Не садися не в свои сани!»

Вот неделя, другая проходит,
Ещё пуще старуха вздурилась:
Царедворцев за мужем посылает.
Отыскали старика, привели к ней.
Говорит старику старуха:
«Воротись, поклонися рыбке.
Не хочу быть вольною царицей,
Хочу быть владычицей морскою,
Чтобы жить мне в окияне-море,
Чтоб служила мне рыбка золотая
И была б у меня на посылках».

Старик не осмелился перечить,
Не дерзнул поперёк слова молвить.
Вот идёт он к синему морю,
Видит, на море чёрная буря:
Так и вздулись сердитые волны,
Так и ходят, так воем и воют.
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей старик с поклоном отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Что мне делать с проклятою бабой?
Уж не хочет быть она царицей,
Хочет быть владычицей морскою:
Чтобы жить ей в окияне-море,
Чтобы ты сама ей служила
И была бы у ней на посылках».
Ничего не сказала рыбка,
Лишь хвостом по воде плеснула
И ушла в глубокое море.
Долго у моря ждал он ответа,
Не дождался, к старухе воротился
Глядь: опять перед ним землянка;
На пороге сидит его старуха,
А пред нею разбитое корыто.

Сказка о рыбаке и рыбке — Александр Пушкин

Страница 1 из 3

Сказка о рыбаке и рыбке (сказка А.С. Пушкина)

Жил старик со своею старухой
У самого синего моря;
Они жили в ветхой землянке
Ровно тридцать лет и три года.
Старик ловил неводом рыбу,
Старуха пряла свою пряжу.

Раз он в море закинул невод —
Пришёл невод с одною тиной.
Он в другой раз закинул невод —
Пришёл невод с травой морскою.
В третий раз закинул он невод —
Пришёл невод с одною рыбкой,
С не простою рыбкой — золотою.
Как взмолится золотая рыбка!
Голосом молвит человечьим:
«Отпусти ты, старче, меня в море!
Дорогой за себя дам откуп:
Откуплюсь чем только пожелаешь».
Удивился старик, испугался:
Он рыбачил тридцать лет и три года
И не слыхивал, чтоб рыба говорила.

Отпустил он рыбку золотую
И сказал ей ласковое слово:
«Бог с тобою, золотая рыбка!
Твоего мне откупа не надо;
Ступай себе в синее море,
Гуляй там себе на просторе».
Воротился старик ко старухе,
Рассказал ей великое чудо:
«Я сегодня поймал было рыбку,
Золотую рыбку, не простую;
По-нашему говорила рыбка,
Домой в море синее просилась,
Дорогою ценою откупалась:
Откупалась чем только пожелаю
Не посмел я взять с неё выкуп;
Так пустил её в синее море».

Старика старуха забранила:
«Дурачина ты, простофиля!
Не умел ты взять выкупа с рыбки!
Хоть бы взял ты с неё корыто,
Наше-то совсем раскололось».
Вот пошёл он к синему морю;
Видит — море слегка разыгралось.
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка и спросила;
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей с поклоном старик отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка,
Разбранила меня моя старуха,
Не даёт старику мне покою:

Надобно ей новое корыто;
Наше-то совсем раскололось».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом.
Будет вам новое корыто».
Воротился старик ко старухе,
У старухи новое корыто.
Ещё пуще старуха бранится:

«Дурачина ты, простофиля!
Выпросил, дурачина, корыто!
В корыте много ль корысти?
Воротись, дурачина, ты к рыбке;
Поклонись ей, выпроси уж избу».

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Кодинг, CSS и SQL